Новое на сайте

19.06.2018

Кто и чем торгует на иркутском блошином рыноке

Во многих городах и странах принято ходить на барахолки за дешевыми инструментами, книгами, посудой и одеждой. Иркутск - не исключение. На центральном блошином рынке в куче старого тряпья и железа часто прячется ценный антиквариат, а среди продавцов встречаются по-настоящему увлеченные люди. ...


22.05.2018

Пресс-релиз XLIX выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

«Блошиный рынок» на Тишинке – кладезь редкостей, невыдуманных историй и бытовых подробностей!...


26.03.2018

Пресс-релиз XLIX выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Последняя перед летом, майская блошка! Калейдоскоп вещей минувших времен и эпох, достойные экземпляры для ваших коллекций, уникальные предметы интерьера, тронутое патиной времени столовое серебро, элегантный фарфор мировых брендов, экстравагантные аксессуары....


Достояние республики

Об антиквариате многие наши соотечественники знают только понаслышке, по фильмам с закрученным сюжетом, где «героем» сюжета является старинная картина или вещь, стоящие баснословных денег. Большинство из нас не особо увлекается культурой разных народов, немного знает и о национальных художниках, скульпторах, мастерах. Таким образом, что считается антиквариатом в Казахстане — вопрос очень трудный и щекотливый. Кто может сказать, признаны ли произведения хотя бы одного казахстанского автора произведениями искусства мирового масштаба, была ли продана хоть одна работа мастеров Казахстана на мировых аукционах?

Наша казахстанская публика мало интересуется антиквариатом. Раньше было не до этого. Кроме того, за подобные увлечения был велик шанс попасть в места не столь отдаленные. Сейчас этот рынок легализован. Другой вопрос — доступны ли по ценам антикварные изделия среднему казахстанцу? Впрочем, на ситуацию можно посмотреть и с другой стороны. Антиквариат в любой стране мира считается прежде всего не прибыльным товаром, а достоянием республики. Именно старые работы мастеров могут свидетельствовать как об истории, так и о культуре той или иной страны. Поэтому и считаются бесценными, а точнее, очень даже ценными. 

Сказать однозначно, сколько антикварных ценностей насчитывается в республике, практически невозможно. К сожалению, никто такой статистики не ведет. 

А вот в соседнем государстве — России — эксперты по антиквариату оценивают свой годовой оборот примерно в миллиард долларов. По прикидкам некоторых казахстанских знатоков, местные масштабы куда скромнее — порядка 50 миллионов «зеленых». Однако, по словам владельца одного из антикварных салонов южной столицы Юрия Калаиджиди, на самом деле внутренний оборот раритетов составит не более чем несколько миллионов. Ведь казахстанский рынок старинных изделий еще не достиг мирового уровня. 

В международном же понимании антиквариатом считается любая ценная и в то же время уникальная вещь, «возраст» которой переваливает за 100 лет. 

— Наш рынок, включая страны бывшего Советского Союза, подразумевает под собой по большей части дореволюционный период, — говорит коллекционер Юрий Калаиджиди. — Это серебряные изделия, украшения, самовары. А вот живописи, которую можно отнести к казахским раритетам, практически нет. Только в послереволюционный период появились художники, чьи произведения можно считать уникальными. Но это еще не антиквариат. 

Однако это вовсе не значит, что казахстанского антиквариата нет вообще. Он есть, просто его очень мало: 80 процентов населения испокон веков вело кочевой образ жизни. Все имущество было транспортабельным, легко хранимым и многофункциональным. Да и религия сыграла свою роль. Не приветствовались картины и любые изображения живых существ. Поэтому говорить о художественном антиквариате нам сложно. 

Сейчас на казахстанский рынок частенько попадают старинные предметы. Большая часть из них — декоративно-прикладные работы. Все те же украшения, бытовые предметы, ковры, сырмаки, текеметы. Естественно, они не могут сравниваться с работами Рембрандта, Шишкина или Фаберже. Но это тоже искусство, потому что прежде всего — это народное творчество. А значит, его можно смело назвать достоянием республики, хотя для мирового рынка антикварных изделий это всего лишь сувениры и подарки. 

По мнению Юрия Калаиджиди, казахстанское народное творчество еще не укрепило своих позиций на мировом рынке, потому что менталитет населения пока далек от понимания антиквариата. Граждане, у которых имеется какой-то капитал, вкладывают деньги в дорогие автомобили, особняки или квартиры современного дизайна. Еще не все понимают, что покупка раритетов — столь же прибыльное дело. Однако пока антикварные ценности в Казахстане еще не признаны мировыми оценщиками и экспертами. 

Правда, все же есть вещи, которые когда-нибудь будут блистать на знаменитых аукционах, типа Сотби и Кристи. Например, произведения художника Сергея Калмыкова, которые уже сегодня приобретают популярность на Западе. Около двухсот его работ выставлены в Вашингтоне, но сказать, что за его произведения платят баснословные деньги, увы, пока нельзя. В Казахстане еще несколько лет назад картины Калмыкова можно было купить за 500 долларов, сегодня же цены в антикварных салонах варьируются от 3 до 5 тысяч условных единиц. Хотя многие эксперты не исключают возможности реализации работ этого художника на зарубежных аукционах за 50-100 тысяч долларов. Однако, по мнению антикваров, эти суммы — мелочь для рынка раритетов. И, скорее всего, уже через несколько десятилетий Калмыков будет продаваться совсем по другим ценам. Рост цен на мировом антикварном рынке наблюдается постоянно. Казахстан в этом отношении — не исключение. Ежегодно цены на произведения искусства возрастают на 15-20 процентов. 

Есть у нас республике и иконы. Хотя не самые роскошные. Девяносто процентов из них принадлежали бедным переселенцам конца XIX — начала XX веков. Но сегодня, по словам специалистов, иконы — неходовой товар. За последнее время их стоимость упала в два-три раза. 

— Меня всегда поражала некомпетентность людей, которые считают, что иконы могут приносить огромное состояние, — считает коллекционер Юрий Калаиджиди. — Нет в Казахстане таких произведений. Если вы увидите икону стоимостью в две-три тысячи долларов, то можете считать, что вам крупно повезло. В среднем икона XIX века стоит 200-300 долларов, более раннего периода — 500-600, не более. 

Еще одной проблемой непрогрессирующего развития казахстанского антикварного рынка можно считать отсутствие законодательных актов и специальных экспертиз. 

Сегодня в республике действует только одна статья, согласно которой из Казахстана нельзя вывозить предметы народного достояния старше 50 лет. Эксперты должны дать заключение, что вещь не представляет художественной ценности и разрешена к вывозу. Между тем проблема экспертизы стоит очень остро. К сожалению, в республике пока нет общепризнанных единых документов, каталогов, по которым можно определить подлинность произведения, которые бы информировали, где оно выставлялось, кому принадлежало и т. д. Подобные бумаги, как правило, свидетельствуют о том, что работа известного художника — не просто часть интерьера, а шедевр, стоящий немалых денег. К тому же подобные документы уберегут покупателя от подделок. 

Кроме того, в стране практически нет специалистов, способных на законных основаниях проводить оценку. Экспертизу проводят только в государственных музеях. Конечно же, у нас есть замечательные искусствоведы, владельцы галерей и антикварных салонов, но все равно нет профессиональных, и тем более независимых оценщиков, кто мог бы оспорить, скажем, заключение государственных экспертов. 

Именно из-за отсутствия соответствующей экспертизы банки не берут под залог антиквариат, застраховать раритеты практически невозможно — ни одна компания не берется за это дело. Хотя прецеденты все же случаются. В этом году, например, в Казахстан была привезена скрипка, датируемая XVII веком. Одна казахстанская компания оформила страховку на этот предмет старины. Стоимость музыкального инструмента оказалась близка к 300 тысячам долларов. Страховщики говорят, что теоретически застраховать раритет возможно. Но здесь клиент может столкнуться с рядом условий по хранению и эксплуатации вещи. И это может стать камнем преткновения. 

По словам антикваров, люди иногда переоценивают свое имущество. Если они нашли у себя в подвале какую-нибудь старинную вещь, то надеются заработать на ней тысячи, а то и миллионы. Чаще всего вещи прошлого и позапрошлого столетия приносят бабушки. Например, та же старая, но прочная мебель с резными ножками и ручками. Стоит недорого: такой предмет быта в салонах антиквариата можно приобрести и за пять тысяч тенге. Да и вообще, цены на подобный антиквариат редко доходят до пятизначных цифр. Например, в Казахстане второе прижизненное издание «Истории государства российского» Николая Карамзина можно приобрести за 1500 долларов. 

Словом, стране необходимо создать нормальные условия для развития рынка антиквариата. Прежде всего речь идет о нормативно-правовой базе и формировании экспертно-оценочной системы. Когда все это будет, легче станет определять, какие произведения действительно являются раритетами, достойными выйти на мировой рынок, а какие будут цениться на внутреннем. Возможно, о великих казахстанских художниках, ювелирах, скульпторах заговорит весь мир, и их работы перестанут покидать страну, как сувениры и подарки, приобретенные за бесценок. 

Зарина БАХАУТДИНОВА


источник публикации
Известия Казахстан



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA