Новое на сайте

19.06.2018

Кто и чем торгует на иркутском блошином рыноке

Во многих городах и странах принято ходить на барахолки за дешевыми инструментами, книгами, посудой и одеждой. Иркутск - не исключение. На центральном блошином рынке в куче старого тряпья и железа часто прячется ценный антиквариат, а среди продавцов встречаются по-настоящему увлеченные люди. ...


22.05.2018

Пресс-релиз XLIX выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

«Блошиный рынок» на Тишинке – кладезь редкостей, невыдуманных историй и бытовых подробностей!...


26.03.2018

Пресс-релиз XLIX выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Последняя перед летом, майская блошка! Калейдоскоп вещей минувших времен и эпох, достойные экземпляры для ваших коллекций, уникальные предметы интерьера, тронутое патиной времени столовое серебро, элегантный фарфор мировых брендов, экстравагантные аксессуары....


Красная планета Марк

РоссияМоскватекст13

Москва последовала примеру Парижа. На обочине кольцевой автодороги у нее тоже появился блошиный рынок. 

   

Маленькую железнодорожную станцию Марк сплошь окружают промзоны. Стоишь на платформе – впереди эстакада МКАД, слева, со стороны улицы Вагоноремонтной, – обилие явно не дождавшихся ремонта вагонов. Справа, за забором с табличкой «Дмитровское шоссе, 116», – грандиозная территория складского комплекса Управления делами президента РФ. Я попыталась выяснить, сколько по данному адресу зарегистрировано разных фирм. Прекратила это занятие на пятнадцатом, кажется, пункте, дойдя до регионального общественного фонда «Память мучеников и исповедников Русской православной церкви». 

Здесь, в районе пересечения Дмитровки и МКАД, можно бродить часами и не видеть нормального человеческого жилья. Сплошь бетонные коробки. Главное их архитектурное украшение – пожарные лестницы. Единственное напоминание о том, что в мире есть какие-то живые существа, – надписи на воротах: «Территория охраняется собаками!». Километры колючей проволоки на заборах, оберегающих склады, гаражи, цеха заводов. Да и само странное слово «Марк», как говорят, не что иное, как сокращенное название «Московский авторемонтный комбинат».

И именно среди этого безжизненного пространства расцвел блошиный рынок, наследник знаменитой Тишинки. На месте самой Тишинки уже давно престижный торговый комплекс. Барахолка же в конце концов обосновалась на окраине. Это в общем-то правильно. Или, как пишут в модных журналах, это «в тенденции». Обживание промзон, задворков, пустырей – процессы, которые происходят сейчас во многих европейских столицах. Заводы отдают под дискотеки, в железнодорожных депо устраивают показы мод. Блошиные рынки Парижа также находятся на выселках, на окружной автомобильной трассе. Об этом свидетельствуют сами названия легендарных барахолок – Порт де Сент-Уан, Порт де Монтрейль. Porte – по-французски буквально «дверь», «ворота». 

Пестрое на сером 

От остановки маршрутного такси на Дмитровском шоссе до вещевого рынка – метров сто. Эти сто метров я преодолевала полчаса. В Москве есть территории, не предназначенные для того, чтобы там ступала нога человека. Вы пробовали когда-нибудь своими ногами пройтись по транспортной развязке в районе МКАД? Брести приходится вдоль трассы, по тропинке, мимо канав и бурьяна. Трасса делает петлю и приводит меня в чистое поле. На краю поля – автозаправка. Ко мне бросается охранник – с намерением, очевидно, выяснить, не собираюсь ли я сейчас эту заправку взорвать. Захожу под мост. Здесь навалены бетонные плиты, под ногами они опускаются, как клавиши рояля. Я, на каблуках, перемазанная глиной до колен, с сумкой, облепленной репьями, выхожу к рабочим, которые за мостом роют траншею. Мое появление они воспринимают с восторгом – как редчайший аттракцион, о котором еще долго будут вспоминать. Дорога делает новую петлю и поднимает меня куда-то наверх. Вдруг я оказываюсь в тихой березовой роще. Воркуют белоснежные голуби, к солнцу тянется грандиозный мухомор. Надо как-то отсюда выбираться...

Снова автозаправка. Роскошная девица в куртке, судя по всему, от Vivienne Westwood беседует по мобильнику, в то время как мастера прихорашивают ее кабриолет. Только сумасшедший может бродить здесь пешком. И точно – навстречу мне уже бежит человек в белом халате. Правда, на кармане написано: «Лианозовский колбасный завод». Дальше – пустырь. Стайка бродячих собак наблюдает, как трое кавказцев пытаются вдохнуть жизнь в старый «Москвич». За пустырем начинаются почти невыносимые для глаз пестрота и мельтешение. Вот он – рынок. Вещи лежат на деревянных столах или просто на серой голой земле.

Официальное название барахолки – «Ярмарка товаров, бывших в употреблении». Ярмарка была создана в начале прошлой зимы по решению Межведомственной комиссии по вопросам потребительского рынка при правительстве Москвы. Работает по выходным. Торговое место стоит в сутки от 10 до 200 руб. Неимущие при предоставлении справки из органов социальной защиты могут торговать бесплатно.

Два главных рынка подержанных вещей есть в столице – «Измайлово» и «Марк».

В «Измайлово» торгуют расписной русской стариной и советской символикой. На платформе Марк реализуют уцелевшие обломки скудного быта. Наши модные журналы банальное «Измайлово», рассчитанное на иностранцев, вовсе не замечают. «Марк» же расписывают как уникальное, культовое место.

Марк и Энгельс

Кипятильники, венчики для взбивания сливок. Виниловые пластинки – на выцветших обложках юные Пугачева и Ротару. Связки алюминиевых ложечек столовского типа. Флакончики с польским лаком для ногтей, наполовину уже кем-то использованные. Пластиковые луноходы, извлеченные из «киндерсюрпризов». Армейский пояс с пятиконечной звездой на пряжке. Биография Еврипида. Книг здесь много. Вот что разложено всего лишь перед одним продавцом: Энгельс «Письма из Вупперталя», Ян Флеминг «Доктор Но», «Ежегодник памятных музыкальных дат и событий» за 1981 год, пособие «Я – секретарша», «Кант об этике», «Сталин о партийном строительстве», «Ребятам о зверятах», «Проектирование и строительство мостов в условиях вечной мерзлоты», «Современный японский детектив», «Как вырастить топинамбур».

Но главное здесь – одежда. Туфли можно купить за 10 руб., дамский костюм – за 45. Провинциальные фантазии советских дизайнеров 60–70-х годов: кофточки безнадежно-зелененькие и землисто-серые, пиджак свекольно-багряный, пригодный для костюма Дракулы. Фетровые шляпы для советских джентльменов и лаковые сумочки для советских леди. Иногда встречаются вещи вполне элегантные, чудом попадавшие в страну если не из Франции, то из Финляндии. Шелковые кофточки с геометрическим узором – сейчас, спустя 40 лет, они опять-таки «в тенденции».

Это место постоянно навещает дизайнер Андрей Бартенев. Сюда ходят модные барышни и молодые люди, помнящие, что жизнь дается человеку один раз, и прожить ее надо прикольно. Создавая ансамбль, модники разбавляют вещи из дорогих бутиков экспонатами с Черкизовского рынка, или из бабушкиного сундука, или с барахолки, все равно какой, парижской или московской. Московская даже круче. Не могут же эстеты и модники вечно вариться в собственном соку. Им нужны оригинальные впечатления и яркие переживания. Экскурсия куда-то под МКАД, копание в ворохе всякой дряни, общение с народом – вот то, что нужно. Это место посещают либо богатые люди, либо крайне бедные. Если посетитель престижного московского клуба не успеет схватить за 45 руб. стильный пиджак, его купит нелегал-строитель из Средней Азии. И наденет совершенно не в клуб.


Кто носил эти вещи 20–30 лет назад? Да скорее всего тот же, кто сейчас продает. Источник, откуда берется товар, – собственные квартиры, квартиры дочерей, сестер, внуков, золовок. Добрые соседи часто чем-нибудь торговок снабжают.
– А некоторые, кто здесь торгует, – говорят бабки, понижая голос и стыдливо оглядываясь, – даже по помойкам собирают.

Мужчин среди торговцев немного. Вот два мужика, совершенно от всего отключившись, посреди рынка играют в шахматы. Один торгует сочинениями Льва Гумилева и Дмитрия Балашова. Другой – женскими сапожками с бурной, судя по всему, биографией. По соседству молодые парни предлагают старую технику. Некоторые образцы притащены сюда. Но практикуется и торговля «по каталогам». На столе – тетрадь в клеточку, на ней ручкой нацарапан перечень товаров: телевизор «Рубин», 1983 г., телевизор «Темп», черно-белый, 1975 г., холодильник «Бирюса», 1985 года.
– Это он у вас две с половиной тысячи стоит? Да я в комиссионке такой же холодильник за две могу купить!
– И молодец! Иди покупай. Флаг тебе в руки!

С покупателем здесь не церемонятся и перед ним не заискивают. Изумленные зрители толпятся перед еще одним техническим раритетом. Триста восемьдесят шестой компьютер.
– Работает?
– Работает, и игры есть. 

Две тысячи рублей стоит этот агрегат в пластиковом корпусе глухого черного цвета. В придачу выдадут древний матричный принтер, который – если кто помнит – во время работы кричит, как заяц, пойманный гончими.

Не дождавшиеся коммунизма

Конечно же платформа Марк – рассадник коммунистических взглядов. Здесь не скрывают тоски по прошлому. Здесь перебирают свои былые заслуги и нынешние несчастья. Здесь всего боятся. Опасаются, что территория рынка приглянется кому-то богатому и могущественному, что рынок закроет Лужков, как закрывает по Москве оптовые рынки, что барахолку прикроет милиция. 

– Наркотиками здесь начали подторговывать, – рассказывает одна бабушка. – Ко мне недавно двое пареньков молоденьких подходили: «Бабка, у тебя оно есть?». Я говорю: «Родные, у меня вот только пальтишки, юбочки». Хотя я знаю здесь женщину пожилую, она сама рассказывала, что им торгует. Для нее одна врачиха его достает, а деньги они потом делят». 

– И что тут поделаешь? – хором заключают ее соседки. – Жить как-то надо! А милиционеры местные никак с этим не борются. Только над нами издеваются и вещи наши ногами подкидывают. 

– Я раньше работал секретарем в суде, – рассказывает мужик в панамке соседу, который торгует валенками и французскими духами. – Да, я немного зарабатывал. Но тогда же не было такого расслоения! Все по справедливости. Мне говорят: «Ты и сейчас неплохо зашибаешь!». А потаскай, как я, мешок в двадцать килограммов из дома в троллейбус, из троллейбуса в электричку.

Перед ним разложены видеокассеты. Беру одну, читаю текст на обложке. «Анна и король». «Молодая аристократка покидает Великобританию и отправляется в Сиам, чтобы стать гувернанткой королевских детей». 

– Не надо вам это читать, – решительно сообщает продавец. – Это мы так просто обложку взяли. Читайте то, что на кассете. 

К кассете приклеена замызганная бумажная этикетка «Распутин». Групповой секс, откровенные сцены».

Туча надвигается на рынок со стороны Лианозовского электромеханического завода. Налетает вихрь и переворачивает листы порнографических журналов тридцатилетней давности. Старинная порнография производит впечатление скорее трогательное. Где сейчас эти дамы? На что они похожи? Зато пластиковые голые Барби, посаженные рядами на землю, как раз и кажутся чем-то абсолютно непристойным – хочется позвать полицию нравов.

Начинается ливень. Торговки стремительно упаковывают свои вещи в куски ткани и целлофановой пленки. Часть продавцов и покупателей укрывается под эстакадой МКАД. Сверху проносятся грузовики. Мост прогибается, дрожит. Стоящим внизу кажется, что над ними цокает копытами табун лошадей. Ясно, что торговля на сегодня закончена. Пора подводить итоги. 

– Я сегодня хорошо поторговала, – рассказывает старая женщина своей подруге. – На 180 руб., даже удивилась. 40 руб. – кастрюлька, и две шапочки по 30, и еще две пары варюжек. Господи, благодарю тебя! Господи, помилуй!

На голове у женщины целлофановый пакет, по-бабьи повязанный под подбородком, у ее приятельницы – русский платок с узорами, поверх него – синий с оранжевым козырек с надписью Nivea Sun. 

– Мы в молодости думали, что человеку много надо, – говорит женщина в козырьке. – А потом поживешь и поймешь, что человеку много не надо. Очень мало надо человеку. 

– Я всегда был веселым, – ни с того ни с сего обращается к ним сосед, глубокий старик, в сумке у которого серые оленьи рога. – Я в 70-х лежал в больнице Боткинской. Вокруг были медсестры молоденькие, я всегда их утешал. Говорил: «Девки, что грустим? Коммунизм скоро!»

Екатерина Карсанова
Фото: Александр Сорин

источник публикации



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA