Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


История рынков Оренбурга

РоссияОренбургтекст2

Небольшое предисловие

Если говорить о покупке съестных припасов, то как баню человеку не могут полностью заменить ванна и душ в квартире, так и рынок — ни магазин, ни универмаг, ни даже супермаркет. Подчас жители нашего города и приезжие спрашивают: «Почему Оренбург с его богатой торговой биографией не имеет ни одного современного крытого рынка?» В Москве их сейчас 29, в Самаре — 7, в Саратове — 6. Не обижены такими рынками Екатеринбург и Челябинск.

Богатую торговую биографию Оренбурга создали Меновой и Гостиный двор и публикации о них. Но это — внешняя и оптовая торговля. Видение «окна в Азию», «ворот на Восток» извне. А как видится его чрево, жизнь изнутри? Об этом мало что написано: тема эта в прошлом не была престижной... С другой стороны, ключ к ответу не лежит на поверхности, его нужно искать во всей толще 255-летней истории областного центра. Предлагаю читателю некоторые фрагменты этого поиска.

1. О Главной рыночной площади и ее географии
2. Первая и вторая Главные рыночные площади
3. С Главной рыночной площадью и в третий раз не повезло
4. Конно-Сенная площадь на карте 1932 года
5.Центральный рынок и проблемы его развития
6. Рынков много в Оренбурге, но нужно ехать на "Зеленый"
7. Сегодня на Центральном рынке, на 120-м году его истории
8. Размышление о "Чреве Оренбурга" будущего

О Главной рыночной площади и ее географии

Известно, что Главная рыночная площадь — важнейшая составная часть городского организма. Это лицо города, если говорить об уровнях его культуры, градостроительства, архитектуры, городского самоуправления. Здесь царит особая культура человеческого общения. Это пульс уровня жизни крестьянина и горожанина, витрина того, что растет и производится в крае. Сердцевина площади — Чрево, если говорить о том, что «жует и переваривает» население города, вспоминая роман великого французского писателя Э. Золя.

Люди идут сюда за свежим продуктом, «парным». Само чрево в силу своих законов — лимита времени сохранности товара и оптимальности радиуса обслуживания населения — очень чувствительно к географии своего территориального размещения в городе. Оно быстрее следует за жителями, переселяющимися в новые районы города, чем рынок товаров несъедобных и длительного пользования. На главной площади, в отличие от других рынков города, и выбор продуктов больше, и купить их можно, как правило, дешевле. Покинуло чрево площадь — перестала она быть главной. Во многих крупных городах история рынков — это предмет экскурсий. Рос город, росли рынки, уходя с пыльных площадей под современные крытые. В Саратове, например, вам покажут уникальное здание «Крытого рынка», построенного там во времена первой мировой войны, в 1914-1916 годах, по типу «Парижского рынка». Несмотря на внушительные размеры, оно внутри не имеет ни одного столба. Здание рынка принадлежит к числу архитектурных памятников начала ХХ века. Это одно из лучших зданий в дореволюционной России. Крытый рынок и сегодня служит саратовцам. Есть другой, современный крытый рынок, возведенный в начале 70-х годов. Крытые рынки розничной торговли составляют в Саратове глубоко продуманную рыночную систему города.

В Оренбурге главная рыночная площадь рождалась одновременно с основанием города. В своей исторической географии эта площадь за 250 лет трижды поменяла свое место. Первоначально рыночная площадь находилась в крепости 2-го класса в районе Провиантского бастиона, вблизи западных — Чернореченских ворот, в квартале, что в контуре нынешних улиц Кирова, Пушкинской, 9-го Января, Кобозева.

Через 100 лет после основания столицы края чрево (продажа съестного) вышло за земляной вал и, закономерно следуя в русле территориального расширения города вслед за удаляющимся от исторического ядра жителем, начало перемещаться вдоль вала от западных ворот к северным на второе место, оставляя на первом еще на долгое время продажу предметов длительного пользования, несъестных и частично съестных товаров. Оно осело на Мясницкой площади (второе название Сакмарской площади), заполняя пространство от нынешнего сквера у Дома Советов до только что построенного Караван-сарая.

В 1879 году после больших пожаров главная рыночная площадь была перенесена еще дальше по оси уже скрытого вала, на северо-восток, на место, где до сих пор и находится. Это нынешний Центральный рынок. Заметим, Оренбург, вытягиваясь углом между реками Уралом и Сакмарой, с 1879 года и до наших дней вырос территориально, не считая зауральной части, почти в четыре раза, удлинился по биссектрисе более чем в четыре раза.

Зауральная часть с севера на юг имеет протяженность по Донгузской улице под стать протяженности основной части города по улице Терешковой. Население областного центра выросло с 1879 года в 12 раз. А главная рыночная площадь при отсутствии нормальных современных рынков во всех четырех районах города остается «закостеневшей» на одном месте. Нормально ли это, как раз и показала вырвавшаяся стихия свободной торговли в начале 90-х годов.

Оренбургу на рыночные площади розничной торговли не повезло. За 250 лет ему не удалось обзавестись приличным рынком, рыночной городской системой. Расчеты, будто бы рынок можно полностью заменить магазином, оказались несостоятельными. Сегодня в областном центре десятая часть всего продовольственного потребления обеспечивается рынками. А реализация мяса и картофеля доходит до 60 процентов. В дальнейших публикациях глянем в глубь «богатой» торговой биографии нашего города.

Первая и вторая главные рыночные площади

После ряда «хождений» по территории крепости первая Главная рыночная площадь в 1786 году закрепилась в квартале, ограниченном с севера нынешней улицей Кирова, с юга — Пушкинской, с востока — 9-го Января, а с запада — земляным валом Провиантского бастиона. А неподалеку расположены Чернореченские ворота. По площади имелся проезд — нынешний Телеграфный переулок. Когда земляной вал убрали, то с запада площадь стала граничить с нынешней улицей Кобозева. В роли главной она просуществовала примерно до середины ХIХ века, но и после этого продолжала играть роль городского рынка — вплоть до середины 30-х годов ХIХ века. Что было на площади в разные годы?

В 1842 году ее с трех сторон по контуру окружали торговые каменные лавки, выстраивающиеся в один ряд. На четвертой стороне размещались мелкие лавки с табаком и прочим. Здесь же находился въезд в Гостиный двор, где вели в основном оптовую торговлю. В центре — немощеная площадь, трудно проходимая в дождь. На ней со столов продавали съестные припасы, овощи и напитки. О подробностях можно прочитать в книге В.В. Дорофеева «Над Уралом-рекой» (с. 136-138).

В 1860-е годы к городскому торговому центру (Гостиный двор, Главная рыночная площадь) присоединяется и Чернореченская площадь (сейчас сад Фрунзе). Здесь в первые годы разместилась торговля изделиями из железа и сырейными кожами. Позже, в 1908 году, сюда переместился с Главной рыночной площади рыбный базар. В связи с резким сокращением оптовой торговли в начале ХХ века Гостиный двор вынуждены были перевести на розничную торговлю.

1915 год превратил первую Главную рыночную площадь уже в 12 двухэтажных каменных корпусов с 24 торговыми рядами. Особо выделялся Путоловский ряд по Телеграфному переулку. Он хорошо сохранился, так что на него интересно посмотреть и сегодня. На здании, в котором сейчас находится военное ателье, на углу переулков Рыбного и Телеграфного, наверху можно прочитать дату постройки — 1883. На специально оставленной площади среди плотной застройки — Толкучий рынок или Толчок. Если вы будете в Музее истории города Оренбурга, то посмотрите на снимки главной рыночной площади и обратите внимание на колокольню. Это Троицкая церковь, стоящая тогда на пересечении нынешних улиц Кобозева и Ленинской. Впереди от нее в сторону рынка строений не было. Сделав привязку на местности, всмотритесь теперь в лица и одежду наших предшественников. А как все было, можно частично представить себе, окинув взглядом участок улицы Кирова от Матросского переулка до улицы 9-го Января, магазины «Галина», «Перспектива» и ремонтную часовую мастерскую. Походите по территории бывшей Главной рыночной площади. Почитайте статью Н. Романенко «Не верьте тому, что раньше все было дешево», опубликованную в газете «Оренбургское время» 30 августа 1996 года.

К 1934 году первая Главная рыночная площадь прекратила свое существование. Толчок в 1932 году перевели на Конно-Сенную площадь, а остальное разошлось по обычным магазинам. В.И. Чернов в своих воспоминаниях, изданных в 1907 году, писал: «Место это представляло одно удобство для главного начальника края — положение в центре города. Неудобства были: близость базара, где всегда шум и постоянная пыль. В этом отношении место на возвышенном берегу реки, где воздух чище и нет вовсе шума, было предпочтено, и туда пришел в конце управления князь Волконский». На сей раз было наоборот — освободились от шума и пыли, не выезжая.

В справочнике по Оренбургу 1937 года Главная рыночная площадь уже не упоминается, а на Чернореченской площади в 1936 году заложили сад. Площадь, работавшая на оренбуржца в течение полутора веков, а вслед за ней спустя некоторое время и Гостиный двор были надолго исключены из сферы торговли. Так к своему историко-культурному материальному наследию, например, в Западной Украине не относятся. На Львовщине, в Ивано-Франковске гордятся своими первыми рыночными площадями, их показывают туристам, рядом с ними, продолжая традиции, возводят прекрасные современные торговые центры. Правда, была такая попытка и у нас — вариант, предложенный в 1926 году архитектором-художником И.В. Рянгиным — перенести Центральный рынок (тогда Зеленый базар) на Чернореченскую площадь и образовать здесь современный по тем временам рынок под названием «Хлебный» по типу рынка в Риге — павильонной системы из семи корпусов. Но предложение это не было реализовано.

После Отечественной войны 1812 года стало заметным выплескивание города за пределы крепости. Госпиталь, училище земледелия и лесоводства, загородная резиденция губернатора и, наконец, Караван-сарай обозначили окончательное направление развития города вне стен крепости. Примерно с середины ХIХ века чрево Оренбурга с мясной торговлей и зеленым базаром перемещается к главным воротам крепости и занимает свободное пространство, район нынешнего сквера у Дома Советов до Караван-сарая. Именно здесь оказался перекресток всех дорог округи, и сюда легче было доставлять овощи из района Берд. Сработал и лимит времени сохранности от порчи мяса — ближе к местам забоя скота. Сакмарская площадь получила второе название — Мясная.

Вторая Главная рыночная площадь кормила Оренбург, была ее «брюхом» почти 40 лет, до 1879 года, до больших пожаров. Базар состоял из деревянных лавок с погребами и мест для торговли с возов (привоз или привозной базар). Продавали не только мясо но и птицу, бакалейные товары. Что можно было купить на зеленом базаре? Яблок, груш и ягод не было, ибо тогда и садов не существовало. Они, как лимоны и апельсины, привозились издалека и дорого стоили. Продавались местные лесные ягоды — вишня, смородина, ежевика, земляника. Цветов не было — их не выращивали. Торговали щавелем, петрушкой, луком, капустой. Дешевы были огурцы, арбузы, дыни.

Но Главная рыночная площадь здесь не прижилась — выявилась серьезная «червоточина». До появления базара въезд в ворота, в крепость, украшала ивовая аллея. Такой ландшафт был приятен и местному начальству, и приезжему. Но площадь при размещении на ней торговли стала сборником застойных вод после дождей и в период таяния снегов. Вдоль вала потоки вод неслись в сторону Аренды, подтапливая площадь. Она потом представляла болотистую топь, никогда не просыхала, источая смрад... Грязь, растоптанная людьми, лошадьми, скотом, телегами, портила ландшафт. Торговцы, понимая все это, не торопились заменять деревянные лавки на каменные. Выжидали... Пожар в 1879 году уничтожил все постройки на рынке. Вторая Главная рыночная площадь закончила свое существование.

С Главной рыночной площадью и в третий раз не повезло

26 апреля по старому стилю (8 мая по новому) 1879 года городская дума приняла постановление: «...3) мясной, птичный, бакалейный ряд и привоз снести с Сакмарской на Сенную площадь. Этим постановлением было санкционировано устройство конно-сенной площади» (Столпянский П.Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города. Оренбург. 1908, с. 202).

По занимаемой территории из торговых площадей Конно-Сенная была самой большой в городе. Ее границами были нынешние улицы: Володарского, Выставочная, Рыбаковская и Терешковой. Она становится третьей Главной рыночной площадью. К двум ранее существующим здесь базарам — по торговле сеном и скотом — добавился третий, где торговали мясом, птицей, бакалеей, калачами, а несколько позже — рыбой, овощами, арбузами, гончарными, железными и кустарными изделиями. В начале 30-х годов нашего века на Конно-Сенной появился и четвертый базар — Толчок, переведенный сюда в связи с ликвидацией остатков первой Главной площади (против почтамта на улице Кирова).

Из четырех базаров до наших дней сохранился только один, известный как Центральный рынок. Остальные три в разные годы исчезли с Конно-Сенной. Толчок, переведенный сюда из старого центра, занял правую сторону нынешнего проспекта Победы, если следовать по нему от Выставочной к «Восходу», прижавшись к стене магометанского кладбища. Место по другую сторону проспекта занимали лабазы — деревянные магазины с хозтоварами, стройматериалами. С застройкой проспекта в 50-е годы Толчок, после перемены ряда мест в городе, осел там, где сегодня Вещевой рынок. Базар по торговле скотом находился в районе нынешнего магазина «Силуэт». Основная скотопригонная площадка размером примерно 100х100 метров с ограждением и служила местом торговли. Здесь, в основном летом, продавали лошадей, верблюдов, крупный рогатый скот и овец. Объем торговли составлял 10-12 тысяч голов в год. Зимой здесь продавали сено и солому. После войны этого базара не стало, он продолжал существовать еще некоторое время в другой части города. Базар по торговле сеном — в основном в летний период — был в районе нынешней улицы Рыбаковской на мечетной торговой площади. Здесь же находились весы для сена. После окончательного размежевания четырех базаров название Конно-Сенной перешло сюда, о чем свидетельствует план города 1932 года. А там, где раньше на плане значилась Конно-Сенная площадь, осталось одно название — Центральный базар. Конно-сенная исчезла во второй половине 30-х годов.

Вот какой увидел Конно-Сенную площадь в начале ХХ века историк П.Н. Столпянский: «Громадная площадь не замощена — весной и осенью она не проходима от грязи, зимой — от сугробов снега, летом — по ней гуляет вихрь, а пыль носится клубками. Маленькие деревянные лавочки, походящие на балаганы, благодаря своим щелям вполне доступны для пыли...

Тут же на площади несколько повыше — кладбище, и подпочвенная вода легко проникает в погреба с мясом, рыбой, птицей...»

Это последнее и есть «несъедобное» в истории третьей Главной рыночной площади в Оренбурге, о чем старались до недавнего времени умалчивать при краеведческих изысканиях. Нельзя без недоумения воспринимать то, как отцы города додумались поставить вторую Главную площадь под водный поток с трех кладбищ: магометанского, еврейского (на его месте ныне швейная фабрика) и православного. Как могли перенести основной рынок еще в более уязвимое место — на Конно-Сенную? Правда, несколько раз потом в Думе поднимался этот вопрос, но никакого решения не принималось. Впоследствии и в советское время были серьезные намерения вывести Главную рыночную площадь из района кладбищ в другое место. В газете «Оренбургская коммуна» 17 декабря 1938 года в статье «Проект планировки Оренбурга» читаем: «Административным центром явится район Дома Советов, культурным — район нового театра, который предполагается выстроить на территории колхозного рынка». Война помешала осуществить задуманное. После войны не говорили о переносе базара, а убрали в 1951 году кладбище.

Не повезло Главной рыночной площади и в другом. Сама Конно-Сенная площадь находилась на огромном пустыре в треугольнике между нынешними улицами Терешковой и Туркестанской с вершиной угла, где сейчас стоит Дом быта. Этот пустырь, или, как выразился архитектор И.В. Рянгин, «брешь в городской территории между второй частью и форштадтом, острым углом выдающаяся в самый центр города», в перспективе, по законам градостроительства, в целях объединения города в единое целое, должен быть застроен. Пока треугольник служил большим производственно-хозяйственным и складским двором города (как, например, сейчас зауральная часть), Конно-Сенная площадь сохранялась как площадь. Но когда эту «брешь» начали застраивать, от Конно-Сенной осталось 4,7 гектара площади, занимаемой ныне Центральным рынком. Жизнью в последние годы поставлен вопрос о возможности дальнейшего существования Центрального рынка на занимаемой им площади при современных требованиях к рынкам. Нормальным было бы решение о его закрытии и списании с учета. Но вот беда — других современных рынков в городе нет.

За 117 лет своего существования третья Главная рыночная площадь прошла следующие этапы своего развития: 1879-1932 годы — размежевания на четыре базара — Зеленый базар, Скотопригонная площадка, Толчок, Конно-Сенной базар; 1932-1994 годы — павильонная система рынка с новой формой собственности и названиями. Сначала — Центральный Советский колхозный базар, Совхозно-колхозный рынок. И далее — Центральный колхозный рынок (колхозно-кооперативный рынок). С марта 1994 года на центральных воротах надпись «Центральный колхозный рынок» заменена на другую — АО «Центральный рынок». Из всех названий в сознании и диалогах горожан прочно и надолго закрепилось одно — «Зеленый». Да, летом он сплошь зеленый от обилия овощей.

Конно-Сенная площадь на карте 1932 года

Архитектор-художник И.В. Рянгин, имея в виду территорию города от улицы Терешковой до Туркестанской, в статье «Оренбург будущего» в 1924 году писал: «Планируя эту часть городской территории, необходимо резче выделить радиальную систему и создать ей центр, имеющий большое жизненное значение, нежели декоративный собор; таким центром должен быть район административно-научного и промышленного значения, этот центр легко может быть создан в районе Конно-Сенной площади, так как эта часть города почти не застроена, и положение новых улиц и бульваров не вызовет большой ломки...» Сегодня, через 70 с лишком лет, можно утверждать, что такой центр теперь есть — Оренбургский государственный университет.

Музей истории Оренбурга, что на Набережной, недавно пополнился планом города, изданным в 1932 году. Изучая план, я обратил внимание на сдвинутое севернее, чем на картах 1910 и 1915 годов, расположение Конно-Сенной площади. А на ее месте надпись — Центральный Советский колхозный базар. Да, это новое в истории Оренбурга. Огромная Конно-Сенная площадь разделилась на самостоятельные части, при этом одна из них сохранила первоначальное название. План-карта открывала возможность по-новому увидеть важный уголок города. «Найти бы еще ветеранов, помнивших это место времен 1932-го», — подумалось мне. Нашлись и они. Особенно помог потомственный кузнец, старожил этих мест, участник Великой Отечественной войны Василий Иванович Игнатьев.

Итак, Конно-Сенная... Если смотреть на карту, то видишь эту площадь в треугольнике, вершинами которого будут: бывшая водонапорная башня на пересечении проспекта Победы и улицы Выставочной, постройки 1927-1928 гг,; мечеть на углу улиц Рыбаковской и Терешковой, постройки 1872-1873 гг.; а также здание и поле с антенной городского ретрансляционного узла на Терешковой, 10. Здание — бывший дом купца Зарывного (видимо, ночлежный дом), построенный в 1910 году. Радиостанция создана в 1926 году.

Прямоугольник площади размером примерно 300х400 метров (12 га) ограничен с северо-востока кварталами Кузнечного, улицей Угольной, с юго-запада — ограждением старого татарского кладбища. Улицы Рыбаковской здесь не значится, она заканчивается на пересечении с Нижегородской (Терешковой). Основной дорогой сюда считали улицу Базарную, проходящую через Кузнечный. На Базарную выходили и ехали через лесной, щепной базар (в районе завода сверл). Кварталы Кузнечного в конце ХIХ — начале ХХ веков — это уникальная производственная база старого Оренбурга на стыке основных въездных и выездных дорог города. Запомните названия улиц Кузнечного: Каретная, Колесная, Подковная, Кузнечная. По воспоминаниям ветеранов, мастера тут были отменные. До сих пор, например, ходят легенды о том, как кузнецы династии Кирьяновых восстановили лопнувший вал на мельнице Юрова. Есть где в городе посмотреть ограды ручной работы с особыми «хомутиками и завиточками». По Базарной улице от Угольной до Охотничьей (эту часть кварталов с улицей Угольной и Подковной снесли) шли кузнечные ряды в составе 14 кузниц. Одна улица носит название Струновая. Здесь изготавливали добротные валенки. Мастера называли себя вальщиками (валяльщиками). Струна из бараньих жил — составная часть станка вальщика, толщиной примерно в карандаш. Деревянные узоры на некоторых домах оставшейся части Кузнечного свидетельствуют о высоком искусстве мастеров с Каретной. После дальней дороги здесь, в Кузнечном (не говорили — поселке, деревне, а говорили — в Кузнечных рядах), можно было подремонтировать телегу, сани, подковать лошадь, обзавестись нужными поковками для хозяйства, приобрести необходимые тогда всем валенки, пообедать, отдохнуть, по мягкой грунтовой Базарной улице проследовать на Конно-Сенную и далее, на Толчок и в лабазы — хозмагазины (от водонапорной башни вниз по нынешнему проспекту Победы), на скотопригонную площадку — на базар, где продавали лошадей, верблюдов, крупный рогатый скот, баранов (место, где ныне магазин «Силуэт»), и на Зеленый базар.

А что же было на Конно-Сенной? Здесь она в таком виде, как в 1932 году, начала существовать с 1879 года. Главное занятие — торговля сеном. И самая интересная деталь — весы для взвешивания сена. Они находились на территории нынешнего троллейбусного парка на Рыбаковской, если войти в первые основные ворота и пройти примерно 30 метров. Как все это было недавно: телеги, лошади, сено, вот такие весы, древесный уголь. Да! Древесный уголь для самовара, утюга. Во дворе за нынешним первым корпусом кооперативного техникума стоял деревянный сарай 12х8 метров и высотой 4 метра, с воротами, куда привозили на телегах уголь и разгружали. Отсюда и шла вся розничная торговля им. За неимением каменного угля иногда в кузницах употребляли и древесный. В районе водонапорной башни продолжала стоять на противоположной стороне Выставочной улицы последняя из 13-ти мельница-ветрянка, которая сгорела в 1936 году. Высотой она была до 15 метров, диаметром 15-20 метров. По улицам Челябинской (проспект Победы) и Плеханова, напротив ОГУ, был частный сектор и двор с утильсырьем.

Исчезла Конно-Сенная площадь во второй половине 30-х годов, а на ее месте появилась зона с бараками и заключенными. Спустя годы зоны не стало. Бараки остались, в них поселились люди, поскольку с жильем было очень тяжело. Затем площадь начинает застраиваться капитальными сооружениями: в 1952-1956 годах по Рыбаковской возводится первый корпус кооперативного техникума, в 1953 году — троллейбусный парк, в 1954-1955 — Дом профсоюзов, в 1960 году — здание филиала Куйбышевского политехнического института. Позднее, в 1980 году, — автовокзал на улице Терешковой. Вместо частного сектора и мельниц-ветрянок в 60-е годы выросли многоэтажные жилые здания. Мест не узнать: в 30-е годы на Челябинской еще ездили киргизы (казахи) на телегах, запряженных верблюдами, и кричали: «Бела глина!», продавая шарики белой глины в смеси с синькой для побелки стен домов, а в 50-60-е годы стали колесить троллейбусы. А по красной линии от крыльца первого корпуса следуют по асфальтовой дорожке студенты ОГУ... по Базарной улице, проезжая часть которой занята зеленым сквером. Вот вам и краткая история того, что было на земле, где теперь долгожданный храм науки по статусу самого высокого уровня.

Центральный рынок и проблемы его развития

К 1932 году жизнь рынков в городе замерла. Время было голодное. Закрылись и самоликвидировались базары в Красном городке, на Торговой площади (Михайловский базар). Зеленый рынок влачил жалкое существование. Газета "Оренбургская коммуна" от 29 августа 1932 года писала: "На Торговой площади, где когда-то был базар, приезжающие в город колхозники торгуют сельскохозяйственной продукцией, но торговля эта идет, так сказать, стихийно, самотеком. Не выстроено еще ни одного ларька. Фактически базар на Торговой площади беспризорен. Нет директора базара. Еще хуже обстоит дело с базаром в Красном городке. В этом рабочем районе города базара нет и в помине. Нет и ларьков, не назначен начальник базара".

1932 год — новое явление в жизни рынка. Он переходит с одной формы собственности на другую, частная сменяется колхозно-кооперативной. Бывший "Зеленый" становится "Колхозным". Открытие состоялось 12 мая. Об этом дне "Оренбургская коммуна писала: "Первый советский базар открылся... Почти весь Оренбург пришел на советский базар". Естественно, люди шли туда не из-за любопытства: голод гнал в надежде чем-либо и подешевле заполнить живот.

Судя по печати, подготовились плохо. Выстроили шеренгу ларьков-скворечников, малоудобных для торговли. Колхозных возов прибыло не более двадцати. Колхозников с "излишками" оказалось тоже не столько, сколько бы хотелось. При этом встречная торговля не могла предложить им ни сапог, ни костюмов, ни рубашек, ни белья. Столиков в открытых рядах торговли не хватало. В молочном ряду товар находился на земле. Асфальтового покрытия тогда не было. Всюду и везде пыль. Расположились здесь и торговки-перекупщицы. На базаре было всего два милиционера и два налоговых работника. И вот такая деталь: "Базар окружали пивнухи и центроспирты". Она дополняла картину рынка переходного периода.

К 1940 году рынок окреп, образовалась штатная профессиональная администрация. Война забрала на рынке для размещения в 1942 году эвакуированной ткацкой фабрики три стоящих в ряду вдоль ограды по улице 8 Марта одноэтажных каменных здания с подвалами архитектуры начала ХХ века. Они были ограждены дощатым забором и выведены из состава рынка. Фабрика вернула эти здания рынку не сразу, последнее — только в 1965 году. После войны, в первые, тоже голодные, годы произошел второй всплеск внимания властей к рынку. К концу 1948 года Центральный рынок заметно благоустраивается и приобретает культурный вид. Здесь заново построено несколько деревянных павильонов, много ларьков и палаток, а также крытые ряды для торговли овощами. Открыты универсальный магазин горторга, продуктовый магазин коопторга, чайная треста столовых и ресторанов на 200 посадочных мест. Закончено сооружение фундаментальной ограды рынка. Значительно улучшено культурное обслуживание. Но бедность еще давала о себе знать — асфальтом площадь рынка была покрыта только в 1956 году. 1948 год стал рубежным годом, когда делается упор на расширение госкооперативной торговли на колхозных рынках города.

Такова внешняя картина жизни Центрального колхозного рынка в течение 15 лет после его рождения. Но есть и внутренняя его жизнь. Она лучше высвечивается с помощью письма военного прокурора первому секретарю Чкаловского обкома ВКП(б) от 13 августа 1947 года. Вот несколько строк из него: "В городе Чкалове функционируют три официальных рынка и около десятка нелегальных рынков, которые буквально "захвачены" спекулянтами и перекупщиками, делающими в общей сумме миллионные обороты. "Колхозные рынки" города Чкалова почти не имеют основания к этому названию и в значительной их части представляют собой сборище перекупщиков, месяцами, в порядке профессии, занимающихся этой деятельностью... Колхозник заинтересован в быстрой и оптовой торговле в одни руки, не задерживаясь. После этого спекулянты легально торгуют этими товарами на рынках города Чкалова... На всех рынках в изобилии продаются предметы и товары, которые по своему характеру могут попасть на рынок только преступным путем..." (ЦДНИ ОО, фонд 267, опись 19, ед. хран. 141, с. 110). Разовый сбор тогда на рынке приносил 17 миллионов в год, что составляло 25 процентов дохода городского бюджета. Это учтенный сбор, но существовал и не учтенный.

В 50-60-е годы на рынке деревянные павильоны заменяются каменными — всего выстроено 5 корпусов. Лучшим из них является павильон "Молоко" площадью 900 квадратных метров на 150 торговых мест, с железобетонным покрытием без единой внутренней опоры. По аналогии — корпус "Мясо" (был построен под "овощи-фрукты"). Но он уступает ценностью перекрытия — здесь перекрытие по деревянным фермам. Корпус "Овощи-фрукты", выстроенный в 1965 году для торговли мясом и бакалеей, до сих пор использовался в режиме овощного магазина на 5 торговых мест. Это скрытый резерв торговых мест на рынке, ранее не задействованный по причине двух хозяев рынка — Облпотребсоюза и Управления рынками. В настоящее время этот корпус на 100 торговых мест ремонтируется, будет предоставлен на холодное время года для торговли фруктами и овощами. Четвертый небольшой павильон в начале 1996 года сгорел. И последний корпус, построенный в конце 60-х годов, с холодильными камерами, холодильным оборудованием, с градирней (вы ее видите у хозмагазина), длительные годы не использовался — был трудный процесс освоения холодильного оборудования. В корпусе сейчас торгуют колбасными изделиями. Все перечисленные корпуса не имеют инженерных коммуникаций, устарели, требуют реконструкции и квалифицированной эксплуатации.

С 1965 года, в течение почти 30 лет, строительство на рынке не велось. На мой взгляд, это произошло из-за отсутствия проработки в целом, в масштабе города, рыночной проблемы (ставка на магазины). И не только это. Сказывался дефицит продовольствия, особенно мяса. Закрытие Михайловского базара в 1973 году, а ранее — и в Красном городке, тоже было не случайным. За последние 30 лет роста рыночной торговой площади чрева (съестного) не было, а население Оренбурга за этот период возросло вдвое — с 300 до почти 600 тысяч человек. Появилась талонная система. Назревал кризис. Он разразился при введении в 1992 году свободной торговли. Центральный рынок выплеснулся с торговлей за свою металлическую ограду. По моим подсчетам, рынок посещали в субботу до 60 тысяч жителей, то же в воскресенье. В другие дни — до 30 тысяч ежедневно, то есть один из членов семьи, живущий в Оренбурге, в течение 10 дней один раз бывает на Центральном рынке. Эксплуатировать такой рынок с мощной железной оградой становилось в дальнейшем опасно (потенциальная "Ходынка"). В часы пик скопление в четыре раза выше нормы. Кризис привел к смерти колхозного рынка. С 4 марта 1994 года одна собственность сменилась другой — колхозно-кооперативная уступила частной. АО "Центральный рынок" — частно-акционерный владелец — принял решение о реконструкции рынка. Одновременно по городу прокатилась волна создания в разных местах города стихийных рынков, несколько ослабивших давление на рынок Центральный.

Рынков много в Оренбурге, но нужно ехать на "Зеленый"

Переход на свободную торговлю в 1992-1995 годах вскрыл всю сущность рынка розничной торговли в Оренбурге, застал врасплох и вызвал стихию в разрешении перезревшей проблемы. В книге "Оренбург", изданной в 1993 году к 250-летию города, в последней главе безымянного автора ("Оренбург сегодня и завтра". Администрация города) читаем: "В связи с развитием свободной торговли в городе организовано 36 рынков". И где же они эти 35 рынков, за минусом Центрального?

Промышленный район. Рынок здесь, в Красном городке, появился впервые в 20-х годах нашего века. "Гулял" с места на место, вытесняемый другими объектами. Прокатился до места, ныне занимаемого Домом одежды и школой N 62, где в начале 60-х годов как рынок Промышленного района прекратил свое существование. И вот теперь, более четверти века спустя, этот рынок стихийно возродился в крайне убогом виде в районе Дома одежды".

Не получил развития рынок, создаваемый в 1948 году в районе железнодорожного вокзала на углу улицы Орловской и Среднего переулка. К 1954 году он исчез, а его территорию застроили. Но в 90-е этот рынок "всплыл" на Привокзальной площади, и не один, а под защитой стены из бронеларьков со спиртным. Попутно появились базарные пятачки на углу улицы Ткачева и проспекта Бр. Коростелевых, на Маяке и в других местах. Однако все это стихийно рожденное не может удовлетворить жителя, и он вынужден ехать на "Зеленый".

Дзержинский район. В начале 70-х годов на Юбилейной улице (ныне проспект Дзержинского) появился, а затем и утвердился базарный пятачок, который со временем перерос в небольшой базар. Радовались вселению его в 1989 году в новое, первое для районов Оренбурга, крытое современное рыночное здание, оснащенное холодильным оборудованием, лифтами и овощехранилищем. Так родился колхозно-кооперативный рынок "Степной". Но две беды его настигли: он теперь оказался на обочине выросшего Северного района города, а главное то, что рынок в 1992 году закрыли, бетонные прилавки срубили, лифты испортили, холодильные машины вывезли...

В это время стихия породила три базарных пятачка по оси улицы Салмышской, три — по оси проспекта Победы. Самым большим событием этой стихии было рождение большого базара на стыке улицы Театральной и проспекта Дзержинского. Он занял приличную площадь, но чрево (съестное) там занимает от нее только процентов десять. Эти базарные пятачки не могут полностью удовлетворить покупателя. Если бы съестные продукты со всех этих мест были бы сосредоточены в одном районном рынке, то и выбор был больше, да и цены ниже. А отсутствие санитарии и гигиены на местах торговли вообще отпугивает определенный слой покупателя. Поэтому и из Северного района тоже едут на "Зеленый".

Ленинский район. Появившийся после войны в 1948 году в Красном посаде на Форштадтской площади напротив сельхозинститута рынок не прижился и вскоре исчез. Не построив запланированный на 1965 год крытый рынок в Восточном районе города, администрация района и стихия породила так называемый "базар на бугре" (угол Карагандинской и Восточной), потом, в 90-е годы, у магазина "Яик", на улице 60 лет Октября, в 23 микрорайоне — подобные "бугру". Многим жителям не очень-то нравится, мягко говоря, такое соседство. Стоял бы современный крытый рынок на пересечении проспекта Гагарина и улицы Восточной — и ехать на Центральный рынок каждый раз не было бы необходимости, и пятачки "различных миазмов и бактерий" не появились бы, а если и появились бы, то можно было со спокойной совестью против них и власть употребить. О зауральной части города писать на эту тему еще труднее. И получается: жители Ленинского района тоже устремляются на "Зеленый".

Центральный район. Был здесь на всю округу Михайловский базар (название от Михаило-Архангельской церкви, стоявшей на Мариинской площади). Он просуществовал почти целый век, с 1879 по 1973 год. Длительное время, до начала 1930-х годов, этот рынок был третьим по значению и масштабам в городе, после "Зеленого" рынка и рынка на улице Кирова (напротив почтамта), а затем, до своей ликвидации — вторым. Он — свидетель превращения Мариинской площади в Торговую, сноса церкви, застройки площади нынешним заводом "Радиатор", превращения площади в Торговую улицу, переименованную потом в Невельскую. Но "Мишкин базар", как называли его в народе, был живуч, прочно занимал территорию в один гектар на пересечении улиц Пролетарской и Невельской. Им были довольны жители и до революции и после — все можно было здесь купить: мясо, птицу, молочные продукты, картофель с овощами. В сочетании с магазинами (хозяйственно-мебельным, книжным, хлебным, овощефруктовым), парикмахерской, аптекой, пивной, расположенными рядом, рынок был, как теперь говорят, ядром, сердцевиной торгового центра, который полностью обеспечивал население большого района всеми продуктами питания и служил сферой услуг. После войны рынок получил красивое металлическое ограждение на кирпичных столбах. Уютно чувствовали себя здесь и покупатели, и продавец. Поэтому сюда тянуло жителей и с отдаленных районов, пешком ходили с округи до магометанского кладбища у Вечного огня на проспекте Победы. Люди до последних дней отстаивали свой нужный, суживающийся пятачок от разрушения. Но как рок, как "шагреневая кожа", базар исчез. Теперь место базара заняла строящаяся стоматологическая поликлиника, и рядом ветшают без ремонта последние оставшиеся магазины. Бабуси шепчут: "Прощай, Мишкин базар!" И думают — куда ехать: на "Зеленый" или... Но не пропал совсем "Мишкин", всплыл все на той же Пролетарской. Уже и имя новое приобрел у покупателей — "Ново-Михайловский".

В Центральном районе не прижился на Аренде появившийся там в 1948 году базар на Елькинской (Ардатовской) площади. В 90-е годы появился базарный пятачок на пересечении улиц Терешковой и Орской.

Вот так. А пока мы всем городом едем на "Зеленый", который искусственно притянул к себе весь городской пассажирский транспорт. Всем городом!

Сегодня на Центральном рынке, на 120-м году его истории

8 мая 1998 года нашему Центральному исполнилось 119 лет. А за пяилетку до этого,

в марте 1994 года владельцем рынка стало АО "Центральный рынок" во главе с генеральным директором А.Д. Амелиным. Оно приняло решение дать рынку второе дыхание, вывести его из кризиса, направив весь доход на это от рыночной торговли, подключив еще и инвесторов. Посмотрели на рынки соседних крупных городов, а также зарубежные. Приняли на вооружение "Проект реконструкции Центрального рынка" архитектора А.И. Агафонова, занявшего первое место в конкурсе.

Неимоверно трудная решается там задача, поскольку отсутствует обязательная — не менее десятиметровой ширины — предрыночная переходная площадь. Для этого надо снимать троллейбусы с улиц Володарского и 8 Марта. Не хватает площади для стоянки легкового транспорта — она теперь составляет до тридцати процентов от площади рынка. Кроме того, нет возможности остановить работу рынка на период строительства — второго "Зеленого" нет, да и где брать деньги на строительство? Стала меньше площадь сезонной торговли овощами и фруктами, что создает дополнительные неудобства и для покупателей, и для торгующих. Усугубляет положение и то, что невозможно полностью отказаться от устаревшей, невыгодной по всем показателям павильонной системы и перейти на рынок централизованной системы (все под одной крышей). И тем не менее, процесс вывода рынка из кризиса с марта 1994 года путем основательной реконструкции в течение 8-10 лет пошел.

Основная идея реконструкции Центрального рынка — обеспечить крытую торговую площадь в 3-4 раза больше существующей и убрать под крышу весь базар, оставив на открытом воздухе под навесом только летне-осенний зеленый базар. Все основные сооружения обеспечиваются полным комплексом инженерных коммуникаций и оборудования. Все ветхие строения и устаревшие ларьки планируется снести. Кроме торгового двухэтажного павильона, который недавно ввели в эксплуатацию, в проект реконструкции входят также: торговый комплекс, торговый одноэтажный корпус (в створе по аналогии с корпусом "Овощи — фрукты") площадью 800 квадратных метров; выставочный павильон 50х50 и высотою 8 метров; корпус для лаборатории по проверке качества продуктов, здесь же хозтовары и помещения для эксплуатационной группы рынка; гараж на 300 автомашин (первый этаж подземный, 2-й и 3-й — надземный); офис рынка и открытая, под навесом, площадка для сезонной торговли.

Основной торговый комплекс современной архитектуры, трехэтажный, с подвалом, сблокирован из семи торговых корпусов (очередей) по типу гостиного двора по периметру территории рынка (улицам 8 Марта, Володарского, проезду от улицы Богдана Хмельницкого до Аксакова). Размеры торгового комплекса: длина — 500 метров, ширина — 15, высота — 9 метров (этаж — 3 метра, глубина подвала — 3 метра). Полный проход по третьему этажу от универмага "Восход" до восточных ворот рынка с выходом на улицу Богдана Хмельницкого. То же — во второму этажу с разрывом в одном-двух местах. Первый этаж с навесом над галереей торговых палаток с торговлей на улицу и внутрь территории рынка. Количество торговых мест — 1200. На первом этаже будут торговать овощами, картофелем, фруктами и другим. На втором этаже — фасованными продуктами, а на третьем — промтоварами. Галереи палаток состоят как из отдельных стационарных мест на одного продавца, так и секций на несколько продавцов.

Сейчас освобождено и ограждено место у Центральных ворот для строительства первого торгового корпуса (очереди) — длиной 70 метров, на 170 торговых мест, торговой площадью 2000 квадратных метров. Срок строительства — год. Котлован отрыт, производится монтаж фундамента.

Размышление о "Чреве Оренбурга" будущего

Откровенно скажем, вывод из кризиса Центрального рынка проблемы рыночной розничной торговли города в целом не решает. И главное не в том, кому принадлежит рынок: АО "Центральный рынок" или Облпотребсоюзу. Не решают проблемы и так называемые "35 организованных рынков". Забудем о том, что городской бюджет вряд ли получает положенное от продажи съедобного на базарных пятачках. Город нуждается в создании научно обоснованной рыночной системы розничной торговли с постройкой современных рынков централизованной системы. Без этого Оренбург как городской организм развиваться не может — не только Центральный рынок находится в кризисе, эта участь постигла и сам городской организм. И ответственность за это при любом строе лежит прежде всего на администрации города. Приходят на память слова историка П.Н. Столпянского: "И скоро ли наступит то время, когда появится сознание, что дело снабжения города здоровой пищей с соблюдением всех правил гигиены и санитарии есть одна из первых и священнейших обязанностей города, трудно сказать" (Столпянский П.Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города. Оренбург, 1908, с. 204).

Учитывая, что в печати не встречаю материалов по этой проблеме, предлагаю свое видение рыночной системы розничной торговли Оренбурга в будущем. При ее разработке приходится учитывать некоторые особенности развития областного центра. Во-первых, как "динамичный город" он искусственно сдерживается в нормальном развитии. Кризис Центрального рынка, "засидевшегося" 117 лет на одном месте, и есть тому свидетельство. А пребывание в "законсервированном" виде почти тридцать лет его усилило. Во-вторых, основная часть города рассечена территорией предприятия "Стрела" на две части — как у рака две клешни. В-третьих, хвост "рака" — зауральная часть — плохо связана с основной частью города.

По моему расчету сейчас просматривается для нашего города четкий треугольный каркас из основных трех рынков, которые вместе бы и составили четвертую Главную рыночную площадь. Первый — АО "Центральный рынок", второй — на стыке Промышленного, Дзержинского, Центрального районов на Пролетарской улице, где стихийно родился в начале 90-х годов, как многие называют, Ново-Михайловский рынок. А третий — на стыке Ленинского, Дзержинского и Центрального районов. Точка его потеряна, занята бывшим Дворцом культуры "Строитель". Но есть расчищенная ныне от ветхого жилья площадь на пересечении проспекта Победы и улицы Карагандинской. Здесь место Ново-Центральному рынку. Эти два последних рынка были бы скрепляющими началами магазинов и домов быта в единое целое — в торговый центр с чревом. Дорожную сеть, переходы можно было бы подкорректировать. На эти две точки и следовало бы обратить внимание городской администрации, извлечь урок из "Зеленого", и сделать все, чтобы здесь выросли рынки современной централизованной системы. Это будет основной опорный рыночный каркас города.

Районные администрации, видимо, наконец-то усмотрели неполноценность таких торговых центров, как "Радуга" и "Дружба", если они не сблокированы с такими зданиями, как крытый рынок типа "Степной" или с рыночным зданием типа мебельного магазина "Уют", но запроектированного под продажу рыночного съестного. Пора зимой такой торговле находиться под крышей, в тепле. Сама жизнь диктует иметь в районах такие сблокированные торговые центры.

Основной опорный рыночный каркас вместе с районными торговыми центрами, привязанными к главным магистралям города, — это и есть рыночная система города. Нужно остановить затухание Оренбурга, превращение его в захолустную большую деревню.

Легенда о том, почему Оренбургу не повезло с рынком

С недавних пор оренбуржцы стали еще больше ругать нынешнюю власть, натыкаясь на появившиеся бетонные перегородки при входе в центральные ворота рынка. Узнав, что рынок будут реконструировать в течение десяти лет, заговорили: "Ну вот, и еще 10 лет будем там бока мять друг другу, только сильнее прежнего. Хорошо бы только 10... Господи, за что ты нам, за какое прегрешение послал людям города такое наказание? Где корень зла?" Не знают жители города о том, что есть корень зла, и есть на этот счет легенда. Начинается она в книге Глеба Десяткова "Легенды старого Оренбурга" в легенде "Трижды зачатый на костях заложенный".

А вот за продолжением ее нужно спуститься в глубокий подвал одноэтажного здания архитектуры начала ХХ века, стоящего около центральных ворот базара. Упрятана она там за металлической дверью Хусаинова. Проникли туда краеведы в этом году и услышали сокровенные или, как теперь говорят, несвоевременные мысли.

Легенда имеет вот такое продолжение: "Итак, наш город по легенде был основан на костях кочевого племени, воинов, то есть тех, кому земля эта принадлежала и в свое время была домом. Вот за этим-то все и последовало. Не знал тогда Иван Иванович Неплюев, что всевышний накажет его за это. Помог ему заложить "мину замедленного действия" для будущих поколений, разместив три кладбища — православное, магометанское и еврейское — недалеко от главных ворот крепости, на рельефе выше, чем у ворот. Оттуда после дождей и таяния снегов понесутся потоки в сторону города, мимо ворот на Аренду и далее в Мошков овраг.

Следующие администраторы, с полученной в гены добавкой от первого, при выплескивании города через земляные валы крепости, вынесли оттуда съестной базар "чрево" — и посадили его... прямо в центр потока вод (район нынешнего Дома Советов). Спасибо пожару в 1879 году — избавил от этого "смрада". Но опять все дело уперлось в разум — теперь базар перенесли впритык к кладбищам, на место, через которое проходила Кладбищенская улица (ныне Фадеева). Историк П.Н. Столпянский писал: "Тут же на площади несколько повыше — кладбище, и подпочвенная вода легко проникает в погреба с мясом, рыбою, птицей". Воистину, здесь место крылатым словам — "где стол был яств, там гроб стоит". Эту оплошность вскоре вроде бы поняли в Думе, но другого решения не последовало.

Позднее, в советское время, в 1924-1926 годах, молодой талантливый губернский архитектор-художник И.В. Рянгин (божий дар Оренбургу с берегов Невы) предложил "заблудший" главный рынок города вернуть назад, в район первого его места — на Чернореченскую площадь (ныне сад Фрунзе) — с новым названием "Хлебный базар", с постройкой здесь 7 павильонов каменных, схожих внешне с павильонами рынка в Риге, возведенных в 1923 году (что сегодняшние наши павильоны "Молоко" и "Мясо" на Центральном рынке). А кладбища, по опыту Запада, и место, освободившееся от рынка, превратить в парки. Кажется, всевышний поддержал предложение, пообещал после его осуществления снять наказание с города.

Но добро всегда рядом со злом. Зло сработало. В 1928 году Оренбург перестал был губернским городом. Исчезает И.В. Рянгин, занимавший к этому времени должность губернского инженера, закончивший в тот год составление проекта электростанции "Красный маяк". Злу хватило 35 лет. По-злому были ликвидированы кладбища. В 1930 году швейной фабрикой застроено старое еврейское кладбище, в 1951 году ликвидированы старое и новое христианские кладбища, в 1950 году застраивается магометанское кладбище. На бывшей Кладбищенской улице появляется павильон "Цветы" и здание "Главоренбургстроя". Не стало причин для ухода отсюда рынка. Территория огромной Главной рыночной площади сокращается, как "шагреневая кожа", в несколько раз.

Оставшаяся под рынком площадь застраивается деревянными ларьками, корпусами, а позднее разностильными каменными павильонами. Сюда, в эту мешанину, из павильонов рижского типа попали только два. Зло радовалось: "Смотрите, люди, каким бы мог быть, по Рянгину, весь рынок, не помешай я!" Но и этим корпусам не дало ни инженерных коммуникаций, ни оборудования. Столкнуло между собой колхозную и кооперативную торговлю, искусственно сокращая количество торговых мест на рынке во вновь построенных корпусах... Фактически на рынке процветал частник. Обезобразило зло пристроями три старых каменных одноэтажных здания архитектуры начала ХХ века, в одном из которых — дверь Хусаинова.

Сделало так, что город рос, а рынков становилось меньше. Наконец остался один — Центральный. Огородило накрепко рынок железной решеткой, как в цирке, где показывают дрессированных зверей. При случае не убежать. Привязало к рынку всю троллейбусную сеть Оренбурга. Добилось зло своего — от мала до велика всем городом в эту клетку... К 1965 году успокоилось зло и стало просто наблюдать: на что все-таки способны торговцы, которые зимой под открытым небом морозят себя и продукты, как ругаются покупатели-горожане на остановках троллейбуса и автобуса у базара... "Вавилонское столпотворение" получилось. Зло было спокойно: туго завязан сей узел, никакой администрации не развязать.

И действительно, четверть века разные городские администрации проводили конкурсы на лучший проект реконструкции этого рынка. Ведущие архитекторы "Оренбурггражданпроекта" много чего наработали, но все "уходило на полку". Узел не поддавался развязке. Единственно построенный небольшой крытый рынок "Степной" быстро и надолго вывело из строя. Провидение вновь обратило свое внимание на Оренбург уже со введением свободной торговли, вдвое сильнее поразившей Оренбург, чем другие города России.

Зло, уходя с рынка, сделало свое последнее дело, заметая следы: сожгло архив рынка!"

Вот такое откровение услышали краеведы внизу... за дверью Хусаинова. Просьба к АО "Центральный рынок" — сохраните подвал с дверью Хусаинова. Архив сгорел. Остались среды истории рынка только здесь, да и то в виде легенды, которую и пересказываем вам, жители. Нужно ли было И.И. Неплюеву трогать ногайское кладбище? Дорого это обошлось оренбургским поколениям последних 117 лет. Столько лет в этом году Центральному рынку.

Почему Центральный рынок... "Зеленый"?

Из всех названий Центрального рынка в прошлом в диалогах горожан прочно и надолго закрепилось одно — "Зеленый". Почему так? От ветеранов слышал разное: одно время дощатый забор базара был окрашен в ярко-зеленый цвет; молодой, неокрепший, то есть зеленый, базар после гражданской войны; много было в 20-30-е годы спиртного на базаре — зелье, зелень, зеленый, нечем торговать в голодные годы — одна зелень; разные продукты при продаже зимой и летом занимали примерно одну площадь рынка, а овощи, особенно арбузы, дыни, летом и осенью располагались на площади большей, чем все остальное. Поневоле скажешь — базар "зеленый". Официальных документов по этому вопросу мне не встречалось. Если изучить все существующие справочники по Оренбургу, относящиеся к разному времени, то название "зеленый" можно обнаружить только в двух.

Первый — "Справочник-путеводитель по Оренбургу. Советский Оренбург. А. Большаков. Киргизиздат. Караван-Сарай, 1924", где на странице 143 читаем: "Мелкие торговцы (от 1 до 3 разряда) торгуют по всему городу, но большей частью в местах большого скопления публики, как то: Толчок, Зеленый базар, Михайловский базар". Второй справочник — "Весь Оренбург на 1926 год. С.Л. Маршак. Изд. Оренбургдеткомиссия". Здесь на нескольких страницах даны объявления с приглашением посетить лавки, магазины, ряды, адрес которых — Зеленый базар. Например, "Рыбная торговля П. Сопрыкина и фрукто-бакалейная Шагилева. Адрес: Зеленый базар, "Железно-скобяная торговля" Т-во скобянщик". Адр.: "Зеленый базар", "Лавка N 3 — Зеленый базар. Бетон. ряд", "Лавка N 6 — Зеленый базар, Мясной ряд", "Зеленый базар. Торговля гончарно-кустарных изделий", "Зеленый базар. Хлебные ряды", "Рыбная торговля Машерова... Адрес — Зеленый базар", "Торговля сушеными фруктами и бакалейными товарами А.М. Костаньянца: на Конно-Сенной площади в Рыбном ряду". Для сравнения: в справочнике 1937 года — "Магазин N 1 "Рыба" — Колхозный базар, 2-й корпус, бетонные ряды".

В газете "Оренбургская коммуна" от 29 августа 1932 года в статье "О двух базарах, которые есть только в проекте" читаем: "В Оренбурге должно быть организовано три советских базара, но пока только функционирует один — на главной рыночной площади (Зеленый базар)".

С 12 мая 1932 года официальное название "Зеленый базар" прекращает свое существование. На фотографии, запечатлевшей торговлю овощами с возов на Конно-Сенной площади, нет надписи "Зеленый базар". Надпись другая — "Овощной базар". Фотография предшествует 1924 году. Все это дает основание считать "Зеленый базар" официальным названием сегодняшнего Центрального рынка в период 1924-1932 годов.

Но есть и другие глубокие корни "зеленого" применительно к рынку в глобальном плане.

Сердцевина "чрева" ХХ века — это зеленый базар. Человек в начале века начал понимать, а во второй половине, особенно в конце, окончательно понял: треть его дневного рациона — овощи, ягоды, фрукты, особенно свежие — прямо с садово-ягодных участков. Без этого нет научного питания, не возможна борьба за долголетие.

При проектировании крытых рынков в последние 30 лет обязательно учитывали сегодняшнюю тенденцию в мире и в стране и распределяли торговые места примерно следующим образом: овощи — фрукты — до 50 процентов мест, мясо — 15-20 процентов, молочные продукты — 10-15 процентов. Обязательно предусматривалась на рынках значительная площадь, как правило, под навесом, для летне-осенней торговли овощами — фруктами. Стали вносить в проект отдельно площадь для летней и осенней торговли картофелем. Проектирование крытых рынков сделалось более научно обоснованным. Теперь рынок становится зеленее не с лета, а уже с весны — все зелено от продаваемой рассады. Летне-осенний зеленый базар потребует в будущем еще большую площадь для торговли, чем прежде. Учитывая мировую тенденцию, можно думать, что свой рынок оренбуржцы называют "зеленым" с более раннего времени, чем 1924 год.

Рецепт Столпянского от "рыночной болезни" в Оренбурге

Слова историка П.Н. Столпянского, сказанные им в 1908 году: "Дефект городского хозяйства, который есть, будет и должен быть, пока не переменится коренным образом само ведение хозяйства, пока в ведении его не будут заинтересованы, действительно, все граждане города" — глубоки по своей сути. В них диагноз болезни и рецепт излечения Оренбурга. Эта общая формула — ключ к пониманию и "рыночной" болезни. Дефект городского хозяйства — отсутствие современных крытых рынков и городской рыночной системы розничной торговли — присущ сегодня городу, где низка культура населения, которое сжилось с дефектом, да и с уровнем ведения хозяйства городской администрации.

Столпянский пишет: "Человек, хоть слегка привыкший к культуре, побывав на оренбургском съестном базаре и посмотрев, кто и как торгует продуктами, на долгое время лишится аппетита, ну а коренные оренбуржцы так привыкли к дефектам своего съестного рынка, что не обращают на них никакого внимания" (Столпянский П.Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города. Оренбург, 1908. с. 203).

А сегодня? Если один житель продает мясо на земле в пыли или на капоте своего легкового автомобиля, к тому же еще без клеймения и проверки на контрольной станции, а другой житель, не задумываясь над этим, покупает для себя продукт — это есть свидетельство того, что культура наша далеко не ушла от времен начала ХХ века на этой земле. Будущие руководитель, бизнесмен, выросшие в такой "культурной" среде, также не замечают дефекта областного центра. А если руководители в основном из местного населения — круг замыкается. Проблема становится неразрешимой. Диагноз болезни был верен и во времена, когда писал историк, верен и сегодня.

И какой же рецепт излечения? Снова Столпянский: "Культурность населения в громадной степени характеризуется состоянием рынка съестных припасов". Нужно строить рынки и изменять среду обитания жителя — это одна часть рецепта. Вторая часть — опора администрации Оренбурга на заинтересованность своих горожан. Времена изменились, в начале 90-х пришло новое веяние.

Строить начали. Но вдумаемся в слова заместителя генерального директора АО "Центральный рынок" по строительству В.Ф. Реутова, произнесенные им накануне ввода в эксплуатацию летом этого года нового двухэтажного корпуса: "Мы здесь все учимся. Современное рыночное здание — дело для нас новое. Не хотелось бы допустить ошибок в реконструкции рынка в целом". Правильные слова. Но, по моему мнению, главная ошибка уже допущена — в конкурсе на лучший проект реконструкции рынка не участвовал житель города, основной ценитель того, что для него делается. Еще не получено от него решающего слова о новом сданном корпусе. В то же время продолжается дальнейшее строительство по утвержденному без мнения жителей проекту.

Двадцать пять лет власти города до этого проводили конкурсы на лучший проект реконструкции этого же рынка. В них участвовали ведущие архитекторы города — Н.В. Горбачев, А. Лепехин, В.Л. Абрамов, В.П. Ременный, С.И. Ржанников, А.К. Кижапкин, В.Л. Простетов, В.Н. Мухин, Е.Н. Сорокин, Р.Н. Гайнулин, А.И. Саблин, А.И. Агафонов. А участвовал ли в конкурсах житель города? Власти не любили гласности. Да и некоторые архитекторы придерживались такой точки зрения. Этим, на мой взгляд, и можно объяснить неуспех конкурсов, работу архитекторов "на полку".

В Софии, столице Болгарии, еще в начале 80-х годов был организован клуб друзей "софийской архитектуры". Архитекторы встретили такой клуб в штыки: как это "ничего не смыслящие в градостроительстве" жители и общественники будут вносить свои предложения и замечения в их проекты. Но прошло время, и теперь архитекторы сами несут на показ жителям свои разработки и убедительно просят побыстрее и потщательнее дать им оценку. Мною в свое время был передан тогдашнему главному архитектору города журнал "Болгария", N 3 за 1982 год, в котором и описывалась работа этого клуба. Я надеялся на внедрение подобного опыта и у нас. Видимо, одного журнала было недостаточно. Но "клуб" все-таки состоялся. Вспомним историю в Оренбурге с проектом реконструкции площади Ленина в 1986-1987 годах, по которому был предусмотрен слом фонтана в сквере у Дома Советов. Сначала проект возили на утверждение в Москву, а потом макет выставили на обозрение жителей. Спасибо жителям: они спасли фонтан от разрушения.

Рецепт излечения включает в себя умение в вопросе рынка разрешать четыре существующих противоречия — противоречия между властью города, бизнесом, архитектором и жителем города. Сложны противоречия между нынешним бизнесом, городскими властями, архитектором. Власти пытаются все переложить на бизнес, забывая о том, что в дореволюционное время вклад в рынки розничной торговли был, как правило, таким — 50 процентов из бюджета города и 50 процентов из средств купцов.

Хозяином рынка должен при любой ситуации быть прежде всего город, его власти — они служат жителю, используя бизнес. И архитектор должен стоять прежде всего на позиции жителя, не уступая в архитектурных законах бизнесу. Существуют противоречия в среде самих архитекторов в вопросах концепции рынка, и это нормально. Ряд архитекторов сверяют свои концепции, увязывая не слепо историческое прошлое Оренбурга с сегодняшним проектом, а следуя прежде всего современной точке зрения на рыночную проблему. Другие — больше привязаны к идее гостиного двора. Эта проблема сложна, специфична.

Однажды я слышал такое: а почему не перейти на супермаркет? Думаю, что американский супермаркет (магазин-рынок с собственной фасовочной фабрикой-кухней), появившийся там с начала 1930-х годов, не для нас. Привычка — вторая натура. Нам лучше "парное" с базара... Каждому народу история отвела и закрепила свое. Ценим ли мы свое? Известный журналист-международник С. Кондрашов, написавший интересную книгу "Долгий взгляд на Америку", изданную в 1988 году, на странице 158 невольно заставляет вчитываться в следующую фразу: "...продукты не расфасованы — роскошь, которая в Штатах доступна лишь магазинам деликатесов, рассчитанным на гурманов-богачей".

В этом отношении нам сродни французы. Из жизни сегодняшней Франции: "Городские площади, как и сельские, служили прежде всего для рынков, которые и сейчас раскидывают по субботам и воскресеньям свои шумные, крытые пестрыми тентами ряды не только в провинциальных городках, но и в каждом из 20 округов Парижа" (Рубинский Ю.И. "Французы у себя дома". М., "Молодая гвардия", 1989).

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Столпянский был прав...

В конце ХIХ — начале ХХ века "Чреву Москвы" помогал известный журналист и писатель Г.А. Гиляровский. Об этом помнят москвичи и до сих пор. В Оренбурге в свое время ответственные за рынки не терпели П.Н. Столпянского и быстро избавились от него. Сегодняшние оренбуржцы мало знают о нем. А ведь Столпянский был прав — и сегодня областной центр не имеет ни приличного Центрального рынка, ни рыночной системы в нем. 


Олег Балыков

источник публикации
Избушка лесника, 1998 год



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA