Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Блошиное царство на Удельной

Блошиные рынки существуют по всему миру, вызывая недовольство властей (антисанитария, невозможность контроля, торговля без налогов и прочее, прочее, прочее), но они неистребимы.

Барахолка за железнодорожным переходом станции Удельная - одна из самых известных в нашей стране.

Петербург называют городом-музеем, но музейная программа не исчерпывается осмотром исторических зданий. Раскладушки блошиного рынка могут рассказать об истории города не меньше, чем стены какого-либо дворца.

Подсвечники, керосиновые лампы, спиртовки, портсигары. Немецкие ржавые каски со времен Великой Отечественной. Проржавевшие лопаты и топоры. Жестяные коробки из-под конфет XIX века.

Товары с блошиного рынка балансируют на грани антиквариата и помойки. Полудрагоценные камни и бездумные копеечные безделушки, которые вполне еще функциональны. Фарфоровые немецкие куклы в истлевших платьях. Микроскопы, пепельницы, рубанки - любых размеров. Бинокли и компасы. Нитки, книги, часы, подстаканники. Китайский чайный сервиз тончайшего фарфора - точь-в-точь такой был у моих родителей, пока я еще не умела доставать до стола и бить посуду.

Оловянные кувшины, медные турки. Вещи, неизвестного мне назначения. Реквизит для кинофильма в стиле декаданса или "звездной фантастики". Игрушки родом из моего детства, таких сейчас уже не бывает. Шляпы и перчатки. Шкурки животных -нежные, блестящие. Столовое серебро и мельхиор. Самовары и змеевики для самогонных аппаратов. Хрусталь и чеканка. Домотканые коврики и много всего полезного "деревянного". Огромное количество колес и колесиков любого диаметра. Старые книги и пластинки. Всевозможные фляги и фляжки, много керамики, перья и меха, мраморные шахматы и старинные елочные шары. А еще диковинных форм бутылки разноцветного стекла.

Тут можно найти буквально все. Надо только определиться самому, что ты ищешь, иначе от километрового строя старьевщиков в четыре ряда и от выставки их товаров голова может пойти кругом.

Рынок работает только в выходные в первой половине дня. Сюда специально приезжают из других городов. Иностранцы, правда, заглядывают редко, вероятно побаиваются. Аналогичный рынок, только в миниатюре, есть и в Выборге - мичманские кителя, ордена, те же каски - но цены там втрое-вчетверо выше, и закупка этого товара происходит в основном на Удельной. На базе блошиного рынка существует клуб инвалидов, организация которого придает хоть какой-то статус стихийной торговле. Не ожидая помощи от властей, торговцы пытаются обезопасить себя, своими силами решать проблемы и возникающие конфликты. А почва для конфликтов здесь богатая. Это и вопросы выбора места, и мелкие кражи, и уборка территории. Директор рынка может выгнать торговцев, злоупотребляющих спиртным, чтобы не мешали коллегам, не отпугивали покупателей.

Есть большое желание - огородить территорию забором, оформить торговые места, обозначить их номерами (а не приметами типа "Мое место под кривой березой"). Но власти на это разрешения не дают. Ситуация еще усложняется тем, что рынок находится на стыке двух районов - Выборгского и Приморского.

В клуб инвалидов входят порядка 500 человек, основной костяк торговцев. Старики и старушки, предлагающие желтоватые, изъеденные временем кружева, ржавые гвозди, фарфоровые статуэтки с отколотыми руками-ногами, книги без обложек. Для многих "блошиная торговля" - основной доход, правда, копеечный.

Некоторые вещи - неликвиды - могут отдать вам и бесплатно, они лежат "для компании", чтобы прилавок не выглядел слишком пустым. К примеру, я видела, как мальчишке подарили педаль от детского велосипеда, а ему она как раз была очень кстати. На Удельной принято торговаться, но иногда безумно жаль сбивать цену для подстаканника, который старушка продает за пять рублей вместе со стаканом. Что касается "дорогого антиквариата" - бронзы, мельхиора, икон, - тут как раз торговаться бесполезно. "Антиквары" знают цену своим товарам, у них нет интереса быстрее сбыть его с рук, они неделями могут выжидать своего покупателя. Члены клуба приходят на рынок и в те дни, когда торговать им нечем. Приходят пообщаться, узнать новости, подменить коллегу за прилавком. Люди, торгующие здесь, не любят лишней рекламы, интерес прессы их настораживает. Чем меньше вокруг них шума - тем легче. А то, не дай бог, власти снова вздумают их закрывать. А такие идеи возникают время от времени. 

источник публикации
“Известия Петербург” (Санкт-Петербург), 06.08.2003



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA