Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Без базара, или Закрывай и властвуй!

УкраинаКиевтекст3

Сенной рынок, в простонародье просто и ласково - «Сенка», преданно и долго любимый городом, все-таки закрыли… И при этом не обошлось без злоупотреблений и финансовых махинаций

Тысячелетний процесс торговли на этом месте прекратился. По предварительным прогнозам, года на два. Теперь волны народного негодования разбиваются о свежеприваренные высокие ворота и сентенции охраны: “Мы получили очень четкие указания: никого не пускать!”

Сенной рынок, в простонародье просто и ласково - «Сенка», преданно и долго любимый городом, все-таки закрыли… Выступления назойливых торговцев рынка (уже бывших) и почти двухлетнюю полемику в прессе нынешняя администрация Сенного прекратила простым и действенным способом, проверенным временем. В результате чего и без того насыщенная история Сенного, давно ставшего культовым местом, превратилась в обычную “нехорошую историю”, в которой замешаны депутаты горсовета, люди с очень известными в городе фамилиями и неизвестные компании, зарегестрированные на Сейшельських островах...

История

Она восходит еще к периоду Киевской Руси. С древнейших времен евреи из близлежащих поселений на этом месте торговали лошадьми и «аксессуарами» - упряжью и, естественно, сеном, откуда и пошло название рынка, сохранившееся до сих пор. Вернее, уже не сохранившееся.

История иногда делает прозрачные намеки. Как, например, вот этот... Достоверно неизвестно, когда именно, но лет двести назад Сенной рынок стали называть «воровским» - упоминания об этом встречаются в мемуарах 30-х годов позапрошлого столетия. Уже тогда существовал неписаный закон: если вор украденную где-либо вещь приносил продавать на Сенной, она считалась уже его собственностью (как вам такая чудная схема «легализации»?). И покупатели, которые приобрели что-нибудь на воровской Сенке, тоже могли считать себя вполне добропорядочными.

Естественно, репутация рынка была известна властям города, поэтому вокруг Сенного дежурило большое количество жандармов, которые нередко обыскивали тех, кто направлялся на рынок. Если же этот кордон удавалось обойти и пронести вещь на Сенной, вору уже ничто не угрожало, и его никто не трогал.

Вопреки пристальному вниманию блюстителей порядка, на рынке всегда велась очень оживленная торговля. Как правило, краденые вещи были уже ношеными, поэтому их можно было купить очень дешево. Со временем на Сенном стали сбывать и собственный старый хлам, что окончательно сформировало и ценовую политику, и «эстетическую платформу» рынка как «блошиного». Поскольку уже в XIX веке это считалось явлением вполне устоявшимся. Правда, в 40-х годах того же исторического периода Николай I таки навел порядок и прикрыл «малину» для воров и грабителей, оставив только порядочных старьевщиков.

Советская власть, в свою очередь, внесла несколько корректив: до 30-х там продавались господские вещи – остатки роскоши царского времени, после войны – остатки остатков уцелевшего дореволюционного прошлого.

Новый всплеск активности произошел в постперестроечный период, когда Сенка считалась антикварным рынком, пардон, базаром города, который не брезговали посещать и демократически настроенные политики. Говорят, тогда на Сенном можно было купить настоящий антиквариат (который являлся если и не художественной, то, во всяком случае, исторической ценностью), причем за копейки. Но, во-первых, запасы раритетов иссякли очень быстро – те фамильные вещи, выносимые наивными голодными бабушенциями на продажу, пережившие одну революцию и две войны, не выдержали прелестей Перестройки и Независимости. Поэтому ничего действительно ценного на Сенном купить давно невозможно. Чудеса со старинными иконами за 10 долларов уже не происходят.

Говорят, этим вопросом вплотную занималась в свое время «крыша» рынка. В те светлые беспредельные времена представители неформальной власти каждые полчаса обходили с дозором владенья свои, натруженным опытным глазом отслеживая новые исторические поступления, и немедленно их скупали, потом перепродавая кому надо. Или выставляя тут же, неподалеку, но уже по другой цене.

Лирика старьевщика

…Портреты Сталина, покрытые надежной советской пылюкой, старая бижутерия, которая не носилась лет 30, битая посуда эпохи советского модерна, стоптанные на танцплощадке (под гармонь) туфли, поломанная вопреки наглому знаку качества электробытовая техника, старые пластинки, песни на которых забыты так прочно, что их высыпают из мешка прямо на асфальт, замученные поколениями детей игрушки, старые пуговицы, будто споротые с одежды покойников, неимоверные шляпки, когда-то кружевные зонтики, книжки – их тех, которые никто никогда не читал (вперемежку с раритетами за пять рублей), разнообразнейшая одежда, проходящая по безотказной легенде «из американской посылки» (на самом деле шитое из крепдешина модисткой Соней лет 50 назад), пробки от бутылок, содержимым которых праздновали юбилеи после войны, полуразваленные фибровые чемоданы, блохастые парики, лопаты, ситцевые трусы нечеловеческих размеров и с едва угадываемой расцветкой…

Сейчас этот феномен – то ли это спрос породил такое странное предложение, то ли наоборот – можно исследовать только задним числом, по свидетельствам очевидцев, которые со слезами на глазах (и с сединою на висках) неумолимо подтверждают: когда-то на Сенке можно было продать и соответственно купить все, что угодно. Даже то, что сложно в здравом уме назвать гордым словом «товар».

Разнообразие же завсегдатаев Сенки было сравнимо только с красочным великолепием продаваемого мотлоха. Они, так сказать, создавали некогда единый стилевой ансамбль. От городских сумасшедших и антикварных персонажей – до начинающих эстетов, «недобитых» престарелых хиппи, заядлых модников (среди которых – изрядная часть богемно-артистической и театральной тусовки Киева), абсолютно нормальные хозяйственные мужички, которые забрели сюда в поисках детальки для радиоаппаратуры, не выпускаемой 25 лет, иностранцы, считающие своим долгом посетить местный блошиный рынок (сохранившийся, кстати, во всех европейских столицах) и купить какое-нибудь грязное «аутентичное» рядно или значок с олимпийским мишкой 1980 года рождения, а также персонажи, не поддающиеся социально-идеологической классификации…

Однако, достаточно арий для лирико-драматического сопрано. С лирикой окончательно покончено.

Проза 

Окончательным упадком блошиного рынка, являвшегося экзотической достопримечательностью города столько лет, стала реорганизация, проведенная позапрошлым летом. Тогда всех «стихийных» старушек и городских сумасшедших, торговавших на земле и на лестнице, ведущей к Сенному с улицы Гончара, разогнали. А более-менее серьезных продавцов принудили платить за аренду свежеобустроенных прилавков.

И это повлекло за собой необратимые последствия. Первое - повышение цен (не самое страшное, в принципе). Второе - старушки, принадлежащие к почти вымершему поколению дам с ридикюлями, видимо, повымерли окончательно, лишив Сенку своего духа. Ознаменовав этим фактом уход эпохи. Теперь уже бесследно.

Зато, беспардонно натоптав на историческом месте, след оставили другие. В следующем хронологическом порядке (раз уж мы на истории так зациклились):

- В июне 2002 года Киевсовет передал ООО «Сенной рынок» КП «Центральный рынок» в аренду на 10 лет сначала под 10% от стоимости комплекса в год, а затем под 4%.

- В феврале 2003 года Киевсовет ликвидировал КП «Центральный рынок», и ООО «Сенной рынок» стал правопреемником «Центрального рынка».

- Через некоторое время владельцы ООО «Сенной рынок» подают документы на приватизацию в Киевсовет. Мотивируя намерение тем, что в реконструкцию и обустройство рынка уже вложена сумма в размере 3,7 млн. гривен (это в тот период центральное здание обросло полукапитальными павильончиками, расположившимися на месте исконных бабушек с тряпьем). Киевсовет позволил благородным инвесторам приватизировать коммунальное предприятие «Центральный рынок», определив способом приватизации выкуп.

- Чуть позже Сенной рынок включен в перечень объектов, которые подлежат обследованию городской комиссии на предмет аварийности. В результате эксперты сделали вывод: "остановить эскплуатацию строения и провести комплексный капитальный ремонт". А администрация напропалую стала жаловаться на “непопулярность”и запущенность рынка (правда, незадолго до этого, в светлый период приватизации объекта, гендиректор рынка Анатолий Бурлака в прессе заявлял, что здание находится в прекрасном состоянии и может простоять еще не один десяток лет. Странно – зачем было выкупать такую рухлядь? Впрочем, угроза для жизней тогда еще не стояла так остро – рынок работал).

- 2004 год. Киевский городской совет одобрил решение от 21 октября 2004 года N 618/2028 о передаче ООО "ФЕРРО" и ООО «Сенной рынок" земельного участка площадью 1,98 га для строительства, эксплуатации и обслуживания торгово-офисно-жилищного центра с подземным паркингом и для сноса существующих строений по ул. Воровского, 17.

- Вконец встревоженные обитатели Шевченковского района и предприниматели-арендаторы Сенного рынка обратились к мэру Киева Александру Омельченко с просьбой не допустить сноса здания Сенного рынка.

- В марте под давлением общественности (включая февральский пикет и деятельность добровольческого Комитета по спасению рынка) Киевский городской совет отменил свое разрешение компаниям «Ферро» и «Сенной рынок» сносить здание Сенного рынка для строительства торгово-офисно-жилищного центра, внеся изменения в решение от 21 октября 2004 года. Заменив слова «для сноса существующих зданий» словами «с обеспечением дальнейшего функционирования рынка по продаже продовольственных и непродовольственных товаров в капитальном здании и сохранением рабочих мест». Александр Омельченко сказал, что здание Сенного рынка представляет собой историческую и архитектурную ценность и не должно быть снесено. (В это время для наглядной демонстрации аварийности здания его повреждали намеренно по указаниям дирекции, заботливо ограждая «аварийные зоны». Сейчас на здании красуются две свеженькие таблички с надписями красными буквами.)

К слову, в справке Государственной службы охраны культурного наследия сказано, что объекты Сенного рынка не значатся среди памятников культурного наследия. Горсовет поручил Шевченковской районной администрации и Главному управлению культуры инициировать внесение здания Сенного рынка в реестр памятников архитектуры Киева.

Формально такой демократический акт сознательности мэра внес некоторое спокойствие. Но на деле не изменил практически ничего. Речь-то идет не об этом, вернее, не только об этом. Ведь даже если здание рынка не снесут, а модернизируют - что это изменит? Все равно это место превратится в очередную цивилизованно-пульсирующую торговую точку с непомерно высокой для прежних обитателей арендной платой.

Компания "Сенной рынок", сказано в протоколе заседания (на котором внесли поправку о сохранности здания рынка) должна продлить до 31 декабря договоры аренды торговых мест с частными предпринимателями, которые торгуют на этом рынке. Кроме того, проектная организация "Київпроект" должна организовать независимую экспертизу технического состояния Сенного рынка.

В это время администрация рынка объявила тендер на разработку проекта торгово-офисно-жилого центра, строительство которого может быть завершено в течение 2 лет и инвестором которого она намерена выступить. И послушно продлила договора аренды с торговцами до 31 числа – да вот только не декабря, а марта. Параллельно повысив цены за аренду в три-семь раз. И это сработало безотказно, территорию была очищена. Что и требовалось доказать…

…В начале же марта Киевской городской прокуратурой было возбуждено уголовное дело против должностных лиц ООО «Сенной рынок» с формулировкой: злоупотребление властью или служебным положением и служебная подделка. ООО «Сенной рынок» превысил смету на ремонтно-строительные работы по благоустройству рынка на сумму 3,7 млн. гривен (аккурат столько, сколько было благородно вложено в реконструкцию, следы которой уже абсолютно уничтожены все теми же действующими лицами…).

По данным сайта Комитета спасения рынка, созданного еще в прошлом году, владельцами Сенного являются ООО «Евразия транзит групп» и ООО «Ферро». Основатели «Ферро» – Анатолий Васильевич Даниленко, Владимир Петрович Дейнега (депутат Киевсовета), Игорь Александрович Дзвоник (депутат Киевсовета), Геннадий Владимирович Ильин, Елена Борисовна Омельченко. Основателем ООО «Евразия транзит групп» является также юридическое лицо – ООО «Генди Асетс Лимитед», местом регистрации которой указаны Сейшельские острова.

Пасьянс сложился…

Лариса Скорик, член архитектурно-градостроительного совета Киева профессор, член-корреспондент Академии Искусств Украины:

«Якщо це місце ісконно, традиційно, історично склалося як ринок, безперечно, цю традицію треба зберегти. Звісно, його треба модернізувати, згідно сучасному способу життя. Але я вважаю, що традиція Сінного ринку має бути збереженою.

І якщо вже там будувати новий торгівельний комплекс, все одно місця тих людей, хто торгував антикваріатом та всіма тими речами, старожитностями, та різним начебто мотлохом, якими славиться Сінний ринок серед артистичного та богемного середовища, неодмінно мають бути повернуті. За символічну орендну платню. До речі, у власному проекті цієї території я це передбачила. Бо ще тоді відчувала, що на ринок будуть нападати – дуже ласа земельна ділянка. Але стосовно планів нинішніх господарів цієї землі мені особисто нічого не відомо, бо проекту забудови досі ніхто не бачив.

Мені сказали, що там хтось цілеспрямовано руйнує цю споруду, щоб довести її аварійний стан... Це не резонно, бо вона дуже міцна! Але це дурна робота, бо інтелигенція так не робить.

Взагалі-то мені цікаво, хто є справжнім замовником цього, а не посередниками. У будь-якому випадку плани треба узгоджувати з людьми – бо ж не в космосі живуть ці люди, хто б вони не були”.

Сашко Положинський, гурт “Тартак”

«Я дизнався про закриття Сєнки тоді, коли вже пізно було щось робити. Шкода. Дуже шкода. От завтра маємо знимати кліп, хотіли щось оригіналне купити з вбрання або аксесуарів. А тепер - все. Яскравий приклад того, як індивідуальність сучасної міської культури штучно знищується, коли на території культового місця будується якійсь банальний супермаркет або торгівельний центр, наче їх ще не вистачає у місті. Люди впродовж років ходили туди, як у своєрідний клуб, там можна було зустріти купу відомих та й просто цікавих людей – художників, музикантів, артистів. Ображає те, що власники цієї території повелися настільки безцеремонно з людьми, неприємно, що серед зацікавлених у будівництві осіб є народні депутати. На жаль, здається, вже нічого не вдієш”.

Владислав Троицкий, руководитель Центра современного искусства «Дах»:

«Значительная часть театральных костюмов и реквизита для спектаклей «Даха» куплена в свое время на Сенном рынке. Я однозначно против таких процессов – это же культовое место для многих людней, подобные «блошиные» рынки всегда придают обаяние городу, это – душа города. А когда такие места делаются сильно цивилизованными, они умирают, таким образом убивается что-то живое. Подобная история, кстати, произошла в Москве с Тишинским рынком, «тишинкой», которая была чем-то вроде киевского Сенного. Борьба тоже оказалась безнадежной…» 



Оксана Шевченко
источник публикации
газета КИЯНИ, 04-05-2005



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA