Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


«Птичка»: прикрыть или оставить?

УкраинаКиевтекст4

Нет в столице человека, не знающего, что такое Птичий рынок. Знаменитая киевская «Птичка» обосновалась на Куреневском рынке, отхватив у него большую часть торговых площадей. И хотя муниципальный рынок усиленно сопротивляется порабощению, «Птичка» доминирует с форой в полкорпуса. Люди едут именно туда, попутно покупая смесители и тапочки.

И хотя в сфере торговли Европа уже диктует нам правила хорошего тона, согласно которым на базарах отоваривается только наибеднейшая часть местного населения и приезжие (и базары постепенно вымирают), наши рынки сдавать позиции не собираются. И, как показали наблюдения, «Птичка» еще долго будет конкурировать с зоомагазинами.

То, что на «Птичке» всегда «кворум» и «не протолкнешься», знают все, кто там хотя бы единожды побывал. Для посещения мы специально выбрали по определению «малолюдный» день – было холодно, а в «Экспоцентре» проходила выставка собак.

Все беспородные – у входа

Несмотря на периодически капающий дождик и холодный ветер, на «Птичке» было довольно много людей. Как продавцов, так и покупателей. Хотя покупателями их можно назвать весьма условно: большинство приезжает, например, за кормом для хомячков или попугаев, но не лишает себя удовольствия побродить по импровизированному зверинцу и поглазеть на обаятельных котят и забавных увальней – щенков.

Как всегда, у входа «дежурят» те, кто не хочет платить 9 грн за место. Они держат на руках или за пазухой, реже в переноске, непородистых, но очень милых малышей.
Леночка (ей, как оказалось, 11 лет) принесла в корзинке троих кошачьих «дворняжек» – черного, рыжего и серо-полосатого. Избавиться от них рука не поднялась, теперь надо пристраивать. То, что они пушистыми не будут, видно уже сейчас. К ней никто не подходил, и, по-моему, Леночка чувствовала себя так же по-сиротски, как и котята, которых забрали от мамы-кошки.

– Сколько ты просишь за них? 

– Сколько дадут, – голос дрожит.

С трудом заставила себя отойти. Вернуться с «Птички» «пустой» – самая большая проблема для таких, как я.

Рядом говорливая молодая женщина продавала разноцветных щенков, похожих на спаниелей. Она называла их тибетскими терьерами. Собаки были действительно милые, но я сразу вспомнила, что всех средних метисов называют терьерами, а маленьких – папийонами. Дай Бог, чтобы эти «тибетские терьеры» нашли хозяев.

В собачьих рядах тихо и спокойно. Никто не ругается и не дерется

Обычно попадается среди продаваемых один неугомонный субъект, который бросается на все и вся и заводит остальных. В этот день такого живчика не было, и все вели себя красиво. Мы присоединились к Тане, продававшей подрощенного щенка немецкой овчарки. И понаблюдали за покупателями.

Зевак не спутаешь с потенциальными покупателями. Достаточно услышать: «Ой, смотри, какая собачка!», и уже ясно – люди пришли на экскурсию.

Настоящего покупателя видно сразу: он идет в сопровождении близких (обычно за собакой приезжают всей семьей), смотрит внимательно, останавливается только перед определенными породами. И с первого раза даже не приценивается. Только на втором-третьем круге начинает выяснять цену, наличие щенячьей карточки, особенности породы или понравившегося щенка.

Таких в тот день было несколько, и все они ушли с «Птички» со щенками: купили трех немецких овчарок (одну за $220) и стаффтерьера. Это, конечно, не полный перечень, но за всеми не уследишь. По словам Тани, вчера была «мода» на маленьких собачек: «ушли» две таксы и пекинес.

Самое поразительное, что бросается в глаза, – это девственно чистая кинологическая необразованность нашего народа. Послушаешь, что говорят покупатели, и создается впечатление, что все длинношерстные породы – это чау-чау (выучили на свою голову!), короткошерстные – это стаффтерьеры. Конечно, таким дилетантам можно продать маленькую собачку под видом папийона и дворняжку с обрезанными ушами, названную кавказцем. Что и делают легендарные «Мальвины», скупающие у населения котят и щенков и потом продающие их по дешевке. Этих перекупщиц (их на «Птичке» несколько) легко определить: возле них два-три вольера, где копошатся вперемешку котята и щенки разных пород и размеров.

Появилось на рынке и новое лицо. Дородная дама, настолько распираемая чувством превосходства перед простыми продавцами, что и подойти к ней страшно, продает в вольерах, украшенных чем-то типа боа из лебяжьих перьев, «элиту» – той-терьеров, папийонов (?) и почему-то ротвейлеров. Преодолев комплекс неполноценности, мы робко попросили ее снять голенького тоя для газеты.

– Мы не даем фотографировать собак, – оскорбилась она, и щеки надулись еще больше.
Бедные покупатели! Если честно, мы обрадовались такому резкому отказу (совесть чиста, мы просили – нам отказали) и ретировались на спасительный собачий пятачок – традиционное место продажи породистых собак. Владелец великолепного щенка бульмастифа с удовольствием разрешил запечатлеть его чадо.

Надо отметить, что цены на собак по сравнению с осенью выросли – подорожали продукты и корма. Сейчас средние цены на собак с документами такие: немецкая овчарка – 100–350 долл., бульмастиф – 250–600 долл., такса – 150 грн – 100 долл., чау-чау – 150–600 долл., шар-пей – 300–600 долл., ротвейлер – 100–500 долл., кавказская овчарка – 200–500 долл., среднеазиатская овчарка – 200–700 долл., стаффтерьер – от «подарю» до 350 долл.

Собаки без документов стоят по-разному – от 200 грн.

На «Птичке» котята дешевле, чем на выставках

В кошачьих рядах, как всегда, все чинно и благородно. Здесь – кошачья элита, все «дворняжки» остались у входа. Продают персов, экзотов, вислоухих шотландцев. Весной традиционно породистых котят становится меньше – опытные заводчики не вяжут котов к лету. Но выбор есть, хотя никого сногсшибательного мы не увидели. Разве что семью экзотов – огромный рыжий папаша и несколько разноцветных малышей. Фантастически флегматичные животные! Даже перс не позволит дергать себя за усы или щеки. А экзот, похоже, получает от этого удовольствие. Правда, у них есть один недостаток: текущие из-за вдавленного носика глаза. Но, как нам объяснила заводчица, это наблюдается не у всех (зависит от степени вдавленности). И к тому же к полугоду все проходит – когда расширятся носовые ходы. До этого возраста за глазками надо следить и ухаживать. Если этого не делать, физиологический недостаток перерастет в хроническую форму, и кот будет мучиться с глазами всю жизнь.
Цены на котят не значительно изменились по сравнению с прошлогодними. Перса можно купить и за 100 грн, и за 100 долл., шотландца и за 120 грн, и дороже, экзота – за 100 долл. (на выставке он стоит 300).

Диких птиц мало, но они есть

К сожалению, в птичьих рядах, кроме кенаров, были в продаже и щеглы, и чижики, и другие дикие птицы. Там мы встретили давнего знакомого – Николая Семеновича Процко, известного птицелюба, обучающего кенаров пению.

– Диких птиц продают, несмотря на то, что у них сейчас брачный период?

– Вы же сами видите.

– Так я и у вас вижу щегла в переноске.

– Это сегодня принесли: «Возьмите за гривню!» Я им дал две, но едва ли он выживет. Посмотрите на него: перья взъерошены, дуется, глаз узкий. Довели птицу! Я попробую его выпустить. Может, сам найдет, чем полечиться.

– Как остановить этих ловцов? Они же для наживы уничтожают певчих птиц!

– Раньше действовало постановление горсовета, что с такого-то числа отлов и продажа диких певчих птиц запрещены. Штрафы были огромные. А сейчас ничего такого нет. Орнитологи иногда бывают на «Птичке», но они не могут здесь работать постоянно.
Тягостное впечатление остается от вида измученных, задерганных красавцев-щеглов. Быстрее отсюда прочь!

Попки – не дураки, а очень даже сообразительные птички

Зато в попугайских клетках царит благодать: эти птицы явно родились в неволе и чувствуют себя в родной стихии. Чистятся, разбрасывают корм, орут. Веселые!
Цены на попугаев пока держатся на уровне зимних, но через пару недель будут снижаться. А пока волнистые стоят 25–50 грн, кареллы – 120–150 грн, неразлучники – 100–150 грн, розеллы – 400 грн – 150 долл., жако – 250–700 долл., амазоны – 300–700 долл.

Грызуны – в центре внимания

Самое людное место на «Птичке» – «аппендикс», где продают грызунов. И если возле собак ротозеев больше, чем покупателей, то у морских свинок, крыс, хомячков, белых мышей и прочих вечно жующих желающих поселить их в своей квартире гораздо больше. Это и понятно – уход за ними прост, и харчей они при всей своей прожорливости потребляют не в пример собакам.

Грызунов покупают, в основном, для детей – и стоят недорого, и отпрыскам радость.
Цены самые разные – от гривни за крысенка до 200 за шиншиллу.

Рыбка не скажет, что ей холодно

Немногим уступают грызунам рыбы: возле них в любую погоду толкутся аквариумисты. И купить можно все: от гуппи до пираньи. Вот только когда я увидела двух девочек, несущих в кулечке каждая по рыбке, мне стало жаль лупоглазых: домой-то они еще доедут, а вот жить не будут. Температура воздуха – около 10 градусов, сколько перепадов температуры им уже пришлось пережить и сколько еще впереди? И почему продавец не предупредил, что в такой холод нельзя носить их в кулечках по базару, разглядывая котят? И что их надо было посадить в баночку, а потом спрятать ее на груди? Простите за цинизм, но ему, видимо, выгодно, чтобы рыбки почили в бозе, а девочки в следующую субботу приехали за новыми.

Закрыть бы эту «Птичку»!

Эти слова мне неоднократно приходилось слышать от кинологов. Они, конечно, по-своему правы. За границей подобных базаров нет, разве что в азиатских странах. Все зоотовары и животные продаются в зоомагазинах или через клубы. Никто не вяжет кого попало с кем попало – будущих родителей тщательно подбирают по генотипу. Поэтому и породы сохраняются в приличном виде. А у нас по всему городу бегают результаты самодеятельной селекции: узкогрудые психопаты-доберманы с заломленными ушами, холерические «немцы» с прибылыми пальцами, тонколапые ротвейлеры, стаффы с «сорванной крышей». Это дети «Птички».

Но нельзя не вспомнить о том, что этот рынок – своеобразный клуб для тех, кто любит животных. Многие приезжают туда просто так, поболтать с единомышленниками, посмотреть, кого продают, иногда подобрать партнера для своей собаки. И просто закрыть «Птичку» пока нельзя. Не приспособлена наша система для того, чтобы реализовывать котят, щенков, рыб и птиц. А вот навести порядок на рынке просто необходимо.

Торгующие там люди рассказали мне, что за место берут 9 грн. Однако территория не убирается. Так, бумажки подметут, и все. Зимой грязи было по колено. Прилавки никто не дезинфицирует. Один из продавцов умудрился подхватить там стафилококк, потом заболела вся семья. Очень пыльно. Через два часа пребывания на рынке руки похожи на руки шахтера. Туалет платный, песочника для животных нет вообще. Если «Птичка» клуб, то очень грязный. Но и колоритный.



Инна Григорьева, 

источник публикации
"Газета по-киевски",  29-04-2005



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA