Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Георгий Франгулян, скульптор



Блошиные рынки посещаю везде, где бываю. Находок, конечно, много. Но есть и неожиданные. Был такой забавный случай. Мне позвонил приятель и сказал: «По-моему, я видел твою работу в продаже. Мраморную. В каком-то комиссионном магазине на Каширском шоссе». Поехал туда. Долго искал. Потом заглянул под прилавок, и там стоит моя мраморная колесница. Довольно известная работа, которую когда-то купил банк «Московия» за 28 тысяч долларов. Это было лет семнадцать назад, когда создавались первые корпоративные коллекции. 

«А почем эта работка?» — спрашиваю у продавца. «О, дорогая, — говорит, — 500 долларов». — «Хорошо, я ее беру». Пока выписывали, за шкафом увидел какую-то картину. Потянул — и по первому же живописному кусочку понял, что это Наташа Нестерова. Вытягиваю вторую работу — и оказалось, что это Наташин диптих «Грифоны». Суперизвестная картина, которая объездила полмира. Размер ее — три метра на метр семьдесят. Роскошная работа! 

«А это продается?» — «Да, около 400 долларов. Но можем сделать скидку, как оптовому покупателю — 118 долларов (в то время в комиссионных была какая-то система уценок)». Потом мне звонит Наташа Нестерова и говорит: «Ну что, меценат, купил мою картину. Это дубликат. Адам и Ева. Что? Грифоны?! — У нее был шок. — Тогда не говори, сколько ты за нее заплатил». Вот такая находка. Сейчас картина висит у меня в мастерской, а на станке стоит моя «Колесница». 

Интересная судьба и у другой работы — памятника Петру I. Он установлен в Антверпене на улице, известной антикварными лавками и магазинами. По выходным там раскидывается блошиный рынок, а в самом центре стоит мой Петр. Когда памятник был открыт, жители этой улицы и хозяева магазинов устроили для меня праздник: вокруг Петра были накрыты столы, и до утра пел цыганский хор. Может быть, со временем Петр станет символом этого блошиного рынка? Почему бы нет? 



В Москве на блошиные рынки не хожу. В основном в поездках. Много интересного купил в Переславле-Залесском. Был там проездом, зимой. Церквушки, колокола. В маленьком, напоминающем избушку магазинчике под названием «Утюг» нашел уникальную швейную машинку конца XIX века, безмены, весы, молочники, щипцы для колки сахара. 

В том же Переславле купил потрясающий диванчик-тонет. Четыре спинки от стульев соединены в одной композиции. Потом я нашел его в каталоге. А купил за 2000 рублей. Он был в ужасном состоянии: к нему был прибит поролон, обшитый какой-то тряпкой. После реставрации получилась замечательная вещь, которая стоит у меня на даче. 

Две совершенно потрясающие чугунные плиты теперь лежат у камина. Тысяча семьсот восемьдесят первого году — написано на них. И инициалы — А. М. Очень красиво. Близко к скульптуре. А все, что каким-то образом связано с архитектурой, со скульптурой, меня безумно волнует.



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA