Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Екатерина Рождественская и Клара Новикова принарядились на… «блошинке»

«Блошинка» — это не только купи-продай, это еще и клуб единомышленников-тряпишников. Я фанат «блошинок», готов валандаться по бескрайним сказочным просторам часами. У входа на ярмарку музыканты-духовики в форме пожарных 30-х годов. 

Глеб Самойлов дарит всем улыбки, сбивая цены на блошином рынке

Не выбрасывайте старые штаны! Они художнику для образа нужны! (Екатерина Рождественская тщательно подбирает реквизит для своего фототеатра)


Звякнули тарелки, грохнул барабан — и заплясала ярмарка! Глаза разбегаются от разнообразия товаров: пионерский горн, свинья-копилка (пустая), портрет Хрущева в шляпе, колесо от телеги, знамя пионерской дружины, мечта пацана 50-х, — деревянная лошадка, кукла Барби ХIХ века, женские панталоны с начесом середины ХХ века, генеральская фуражка, простреленная....

Есть котелок, очки и бороденка. О как похож теперь я на подонка!

— Почем Ленин? — указываю я пальчиком на портрет Ильича маслом.

— Шесть тысяч, — отвечает бородатый торговец портретами вождей.

— А Маркс?

— И Маркс, и Энгельс, и Сталин — все одинаково: шесть тысяч.

— Но они такие разные! — пытаюсь неловко полемизировать.

— А вот так! — отрезает купец.

Есть котелок, очки и бороденка. О как похож теперь я на подонка!

А Клара Новикова в традиционном тоне купила шляпку и цветы для «тети Сони»


Возле одного из тряпичных развалов встречаю известного фотохудожника Екатерину Рождественскую (здесь проходит ее выставка «Кинодивы», где известные современные актрисы представлены в роли кинодив начала века).

— Почти весь гонорар оставляю на блошиных рынках, — без видимого сожаления улыбается Екатерина. — А где еще достать настоящие вещи ушедшего столетия?

— Вещи для нового проекта?

— Проект «Винтаж». Посвящен ХХ веку. Надо же потомкам оставить память о том, как мы выглядели тогда.

— А вот я, кем бы я мог быть, случись вам делать мой портрет?

— У меня иногда уходят месяцы, чтобы это определить... Хотя... — Екатерина внимательно смотрит на мое лицо, — Эль Греко!

А вот еще одно знакомое лицо — Клара Новикова. Здесь, на блошином рынке, видимо, и рождаются наряды и фразы тети Сони. Актриса, с кропотливостью Шлимана, изучает товар. На «блошинке» порой попадаются уникальные авторские украшения. Актриса выбирает перстень с «блестяшкой» величиной с куриное яйцо, булавку размером с ладошку Валуева. После долгой примерки покупает за полторы тысячи рублей синюю шляпку с вуалью у дизайнера Татьяны Воротниковой из Кыргызстана.

— Однажды Клара в моих нарядах стала победительницей в программе «Модный приговор»! — гордо сообщает Татьяна. — Теперь мы постоянно сотрудничаем.

Но что это? Я снова вижу знакомые лица — только теперь на прилавке.

Курманбек Бакиев? Роза Отунбаева? Маленькие такие, с пальчик. Из войлока, но все равно — страшно.

— Почем ваш Курманбек?

— 800 рублей.

— А Отунбаева?

— Тоже 800.
 

Отунбаева и Бакиев превратились на «блошинке» в войлочные политические игрушки

Сегодня Гитлера и даром не берут. Похоже, снова фюреру капут!


Вот так, друзья! Здесь у всех равные шансы. Только на «блошинке» грязная политика может безболезненно переходить в чистое искусство.

Взгляд мой вновь тормозится на знакомом лице.

— Почем Гитлер?

— Пять тыщ! Вернее — четыре, — отвечает небритый антиквар. — Три! — кричит он мне в след. — Две с половиной! Тыща! — еще долго доносится мне в спину его охрипший голос. Нет, ребята, Гитлер нам задаром не нужен.


Глеб Самойлов дарит всем улыбки, сбивая цены на блошином рынке
Фото: Александр МЕШКОВ


СПРАВКА «КП»

Первый в мире блошиный рынок Клинянкур в Париже появился во времена Наполеона. Из-за блох, которые имели обыкновение водиться в старых вещах, их и назвали блошиными. В Москве до 30-х годов «блошка» располагался на Сухаревке. Сегодня любители старины тусуются на ярмарке в Измайлово и Лианозово, на платформе «Марк».

P. S. Друзья! Не надо бояться блошиного рынка! Цены там приемлемые. И продавцы склонны весело поторговаться! Лично я прикупил себе оправу для очков начала 20 века, автомобильный клаксон с грушей, немецкую пластинку 1942 года и октябрятскую звездочку (Я — бывший командир октябрятской звездочки в отставке.) 


Александр МЕШКОВ
Фото: tvc.ru и Александр МЕШКОВ


Источник публикации: Комсомольская правда, 04.06.2010 



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA