Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Какого черта, Воскресенье, 2 Апреля 2006

Радиостанция «Эхо Москвы»: Какого черта, Воскресенье, 2 Апреля 2006 

Еженедельная авторская программа Элины Николаевой 

Ведущие: Элина Николаева

Гости: 

Марина Лошак, коллекционер
Марина Смирнова, автор идеи ярмарки «Блошиный рынок»


Э.НИКОЛАЕВА – «Винтаж», «блошиный рынок», «раскладушки», «лихорадка винтажа», «фашионисты» - все эти пыльные, но очень домашние слова и выражения сводятся к одному – к поиску уникальных вещей прошлых лет. Выудить их из моря забвения среди «блошкоманов» считается такой же удачей, как рыболову – поймать рыбу своей мечты. У нас в гостях человек – и не один – страстно увлеченный этим занятием, Марина Лошак и устроитель ярмарки «Блошиный рынок» Марина Смирнова.

М.ЛОШАК – Добрый день!

Э.НИКОЛАЕВА – Здравствуйте!

М.СМИРНОВА – Здравствуйте!

Э.НИКОЛАЕВА – Как-то я так запнулась – человек, человеки! Люди, практически, дамы. Ну что, Марины, это ничего, что я называю вас «блошкоманами»?

М.ЛОШАК – Блошкари!

Э.НИКОЛАЕВА – Как, как? Блошкари, нашлась Марина Лошак.

М.СМИРНОВА – Ну, я не буду отрицать, что мы любим «блошиные рынки». Не можем себя как-то четко сформулировать, кто мы. Вот Марина в свое время в нашем разговоре о «блошином рынке» назвалась, совершенно чудесное слово – «дилетанты». И…

Э.НИКОЛАЕВА – Дилетанты-винтажисты!

М.СМИРНОВА – Вы сказали, что я устроитель – я не устроитель, мне просто принадлежит идея этого художественного проекта, а делают ее команда выставочной компании «Эксподиум».

Э.НИКОЛАЕВА – На Тишинке это вот проходит, вся эта…

М.СМИРНОВА – На Тишинке, да, это будет проходить на Тишинке в апреле.

Э.НИКОЛАЕВА – Практически у истоков проходит возникновения самого рынка, да? Т.е. там же у нас был «блошиный рынок», насколько я помню…

М.СМИРНОВА – Да, он находился там, к сожалению…

Э.НИКОЛАЕВА – Потом не находился, но теперь Вы решили все это…

М.СМИРНОВА – Потом его ликвидировали, но вот по местам…

Э.НИКОЛАЕВА – …былой славы.

М.СМИРНОВА – Былой славы, да. И с большим удовольствием люди приходят, вспоминают о том, что было. Но надо сказать, то, что сейчас происходит – это, конечно, не «блошиный рынок», это стилизация под него. Но тем не менее, вот та атмосфера, которая существовала в годы его бытия в этом месте, она присутствует и сейчас.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы знаете, девушки, я очень долго читала про вашу ярмарку, но так ничего и не поняла. В чем она заключается? Можно ли там будет что-то купить? Или это, вот, выставка?

М.СМИРНОВА – Она очень интересно называется – «Художественный проект выставка-ярмарка». Действительно, там есть и торговые развалы, куда приезжают старьевщики и российские, и зарубежные – из Бельгии, Франции, Средней Азии, Закавказья – и привозят старинные предметы быта, винтажную одежду, аксессуары, и прочие прелести, там, начала – середины прошлого века. И в то же время там существует самостоятельный раздел, очень интересный, который называется «Моя находка на «блошином рынке» - это художественный проект. В нем принимают участие люди замечательные, увлеченные, которые путешествуют по всему миру, выискивают на «блошиных рынках»…

Э.НИКОЛАЕВА – Всего мира!

М.СМИРНОВА – …нечто для себя интересное…

Э.НИКОЛАЕВА – Вкусненькое!

М.СМИРНОВА – Да, вкусненькое. И они делятся и рассказами об этих находках, и выставляют эти находки.

Э.НИКОЛАЕВА – А что у нас делает в этой компании жена известного журналиста Виктора Лошака Марина Лошак?

М.СМИРНОВА – Она, естественно, участник «Моей находки на «блошином рынке».

Э.НИКОЛАЕВА – Она тоже роется по всяким непонятным «блошиным рынкам»?

М.СМИРНОВА – Вот она-то как раз и роется.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что, Марина Лошак и Марина Смирнова – борцы за идеи «блошиного рынка». Итак, блиц вопросы на предмет выявления у Марины и у Марины винтажной лихорадки. В любой стране вы стремитесь прежде всего попасть на «блошиный рынок»?

М.СМИРНОВА – Я – безусловно.

М.ЛОШАК – Конечно, обязательно.

М.СМИРНОВА – Более того, мы не просто стремимся, попадая в определенную страну, выкроить время и сходить на «блошиный рынок». Иногда такие поездки совершаются совершенно сознательно. Предположим, не так давно я была в Праге, и поездка была связана исключительно с посещением «блошиного рынка».

Э.НИКОЛАЕВА – А Марина Лошак приводит примеры в нашем блиц диалоге?

М.ЛОШАК – Посещения «блошиных рынков»?

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

М.ЛОШАК – Их миллион, потому что любая поездка, которую совершаю я сама или со своим мужем, или со своими друзьями, которые такие же любители…

Э.НИКОЛАЕВА – Блошкоманы?

М.ЛОШАК – Да, блошкоманы, как и я, абсолютно такие же поклонники всех этих неожиданностей. И любая поездка, она сопровождается походом на «блошиный рынок», потому что, как выясняется, нет точки на Земном шаре, в которой бы не было такого чудесного места – большое или маленькое, но оно всегда существует.

Э.НИКОЛАЕВА – Когда вы видите потрепанные кошелки от Луиз Витон, у вас повышается температура.

М.ЛОШАК – Понижается.

Э.НИКОЛАЕВА – Почему?

М.ЛОШАК – Понижается от счастья, потому что все холодеет.

Э.НИКОЛАЕВА – На «блошином рынке» все немного сумасшедшие, не так ли?

М.ЛОШАК – Во всяком случае, да, да, да, это связано все-таки с определенным темпераментом и… Ну, есть люди, у которых кураж и азарт связан с разными вещами. Ну, вот, например, есть игроки, которые могут круглыми днями сидеть в казино Лас-Вегаса. И меня это совершенно не заводит. Я ничего не испытываю, абсолютно. Вообще, как бы, вкус денег как таковой и получение их, даже в результате азартной игры меня совершенно ни в состоянии возбудить, ни на что. А вот поиск вещи как таковой – это тоже тот же азарт, и он так же сопровождается такими болезненными симптомами, как и любая другая страсть, но она, вот, сводится именно действительно к азарту и к поиску, к желанию найти нечто неожиданное.

Э.НИКОЛАЕВА – Одежда «винтаж» - это последний писк моды? И кстати, все говорят «винтаж, винтаж»… что такое «винтаж»?

М.ЛОШАК – Вообще, «vintage», на самом деле, это английское слово «vintage», которое связано не с одеждой, а происхождение его связано со старым вином. Да, старое вино, винтажное вино, «vintage», отсюда. И это уже калька, она распространяется на предметы материальной культуры другие, в частности, на одежду. Это уже очень давно в моде. Сейчас это просто продолжение того модного пика, который был несколько лет назад.

Э.НИКОЛАЕВА – Это что-то типа «старое, но в хорошем состоянии», да?

М.ЛОШАК – Это определенные образцы одежды, которые наиболее характерны для своего времени, которые являются уникальными с точки зрения точности характеристик этой одежды, это обаяние определенного рода.

Э.НИКОЛАЕВА – Вещи?

М.ЛОШАК – Вещи, безусловно. Ну а уж в хорошее состояние ее можно привести, если ты хочешь ее носить.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно, если ты хочешь все-таки что-то от нее получить…

М.ЛОШАК – Да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – …от этой вещи.

М.ЛОШАК – Да, удовольствие. Или сохранить как предмет коллекционный.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Москве следует возродить Сухаревку, а Тишинку отдать барахольщикам?

М.ЛОШАК – Мне кажется, да, и Сухаревку, и Тишинку нужно возродить. В общем, Тишинка – она уже возрождена в каком-то смысле, а Сухаревку было бы неплохо.

Э.НИКОЛАЕВА – Марина Лошак и Марина Смирнова – борцы за идеи «блошиного рынка». Итак, ну что же, Марина, сегодня блошиное пространство в Москве сузилось до размеров Измайловского торжища.

М.СМИРНОВА – Ну, это совсем не так, потому что помимо Измайлово есть замечательная площадка на платформе Марк.

М.ЛОШАК – Да, вот есть еще платформа Марк.

М.СМИРНОВА – Это место более блошиное, вещи там, может быть, не так часто встречаются интересные, но тем интереснее их поиск, и когда ты находишь эту вещь, то получаешь значительно большее удовольствие, потому что этой находке предшествовал период, вот…

Э.НИКОЛАЕВА – Долгого…

М.СМИРНОВА – …ее выкапывания среди груды барахла.

Э.НИКОЛАЕВА – А в Берлине, говорят, аж целых 43 «блошиных рынка».

М.ЛОШАК – В Берлине отличные совершенно «блошиные рынки».

Э.НИКОЛАЕВА – Совершенно отличные!

М.ЛОШАК – Отличные.

Э.НИКОЛАЕВА – Замеча… превосходные «блошиные рынки»! А где еще замечательные «блошиные рынки»?

М.ЛОШАК – Ну, есть… у каждого свои любимые «блошиные рынки». Я считаю, что фантастические «блошиные рынки» в Китае. Всех зову в Пекин.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что, мы можем пошутить, что весь Китай – это один «блошиный рынок»?

М.ЛОШАК – Нет, не можем.

Э.НИКОЛАЕВА – Не можем. Почему?

М.ЛОШАК – На самом деле, это не так. На самом деле, таких, подлинных вещей в Китае не так много. Очень много вещей, повторяющих подлинные вещи, и очень трудно в этом разобраться. Вот я для себя, например, могу рискнуть в Китае на «блошином рынке» купить только предметы, вот, материальной культуры, связанные с тканями, поскольку…

Э.НИКОЛАЕВА – А фарфор?

М.ЛОШАК – Нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Нет?

М.ЛОШАК – Я, например, не могу отличить подделку от настоящей. Я думаю, что не все представители этой профессии, которые связаны именно с Востоком, смогут это сделать тоже. Потому что это делается из тех же материалов и практически с тем же уровнем мастерства.

Э.НИКОЛАЕВА – Подделывается?

М.ЛОШАК – Это не подделывается, повторяется.

Э.НИКОЛАЕВА – Повторяется.

М.ЛОШАК – Да, поэтому очень тяжело, просто ну нереально сложно.

М.СМИРНОВА – Я добавлю… сейчас Марина так интересно рассказывает о Китае. И в проекте «Моя находка на «блошином рынке» она как раз будет участвовать находками, которые сделаны в Китае на «блошином рынке». Марин, расскажи про это.

М.ЛОШАК – Да, да, да, это будет та небольшая часть, которая связана с моей поездкой в Шанхай, где я была всего три дня, и в частности, на «блошином рынке» провела 40 минут, потому что…

Э.НИКОЛАЕВА – А я думала, все три дня. Нарыли там…

М.ЛОШАК – Нет, невозможно было. Все мои друзья при этом стояли, жарко дышали мне в затылок, и, в общем, за 40 минут все, что я смогла, я смогла. Я купила, ну, для меня коллекцию, на самом деле, действительно, небольшую коллекцию, шапочек девичьих и мальчиковых, как выяснилось, довольно старых, и обуви, тоже детской. И вот частично я показываю на нынешнем «блошином рынке» вот эту вот часть своей коллекция китайских шапочек.

Э.НИКОЛАЕВА – Они как выглядят-то, эти шапочки?

М.ЛОШАК – Они выглядят фантастически, т.е. они…

Э.НИКОЛАЕВА – По ним так сохнете?

М.ЛОШАК – Они… да, я сохну, абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – А что фантастически, Марин, как это?

М.ЛОШАК – Ну, это просто удивительные совершенно арт-объекты. Это просто удивительные…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что они… Шелк, там, какой-то вышитый..?

М.ЛОШАК – Там есть все. Они все вышиты, это шелк, это ручная вышивка, это удивительная форма…

Э.НИКОЛАЕВА – Какой-нибудь бисер.

М.ЛОШАК – Это все, что только может вообразить себе человек, поскольку в разных областях они все разные. Потому что у меня еще есть коллекция, которая была получена мной благодаря Мише Сурову, которая связана с вологодскими шапочками. Там целая коллекция большая вологодских шапочек. Это только Вологда. Их у меня довольно много, я уже выставку делала из них. Но они не так разнообразны, хотя разнообразны, как, вот…

Э.НИКОЛАЕВА – Шапочки и тапочки.

М.ЛОШАК – Вот тапочек нет вологодских. Только шанхайские!

Э.НИКОЛАЕВА – Только шанхайские. Что проку с этих шапочек и тапочек – на ноги не оденешь, на голову…

М.ЛОШАК – Нет, нет, нет. Вообще, про прок – люди, которые увлекаются «блошиными находками», вообще, говорить не приходится.

Э.НИКОЛАЕВА – Ага…

М.ЛОШАК – К сожалению, это, вот, красота ради удобства всегда.

Э.НИКОЛАЕВА – Трясучка от удовольствия.

М.ЛОШАК – Абсолютно!

Э.НИКОЛАЕВА – Смотреть.

М.ЛОШАК – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Правда ли, что когда покупаешь старую вещь, нужно потом очищать ее от чужого поля?

М.СМИРНОВА – Это очень субъективно, каждый решает для себя.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот я буфет купила – старинный такой, красивый буфет, наверное, из дуба даже, я себя так, тешу этой мыслью. И весь, естественно, вы сами понимаете…

М.СМИРНОВА – Весь в поле!

Э.НИКОЛАЕВА – Весь в поле, весь в поле, весь такой он, весь красивый, резной. Я его очень долго драила, вот, я его очищала, очищала, потом покрывала тиком. Не лаком, как принято, чтобы они блестели – это, по-моему, ужасно, когда блестит лак, это что-то просто…

М.ЛОШАК – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А главное, все реставраторы лаком покрывают.

М.СМИРНОВА – Не все, нет, нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, большинство.

М.ЛОШАК – Ну, хорошие не покрывают.

Э.НИКОЛАЕВА – Не покрывают. Это текстура дерева забивается сразу…

М.ЛОШАК – Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – …и цвет не такой.

М.ЛОШАК – Ну, они рассчитывают на определенного клиента. Многие любят, чтобы это был лак.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Клиент определенный, но мы не такие с вами.

М.ЛОШАК – Не, мы другие клиенты.

Э.НИКОЛАЕВА – Мы другие. Я покрывала тиком. Вот очень… Еще… что называется, я работаю по крупному, в отличие от Вас, Марина, хотела я сказать. Вы по тапочкам и шапочкам, а я работаю по крупному: я коллекционирую буфеты, комоды, швейные машинки «Зингер».

М.ЛОШАК – Отлично. Вы шьете?

Э.НИКОЛАЕВА – Говорю я для наших радиослушателей. Нет, они просто тоже очень красивые.

М.ЛОШАК – Как я ношу тапочки.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, так же как Вы носите тапочки.

М.СМИРНОВА – Примите участие в моей «Находке» в следующий раз.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Но буфет я к вам не принесу.

М.СМИРНОВА – Ну, только швейными машинками, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Швейная машинка тоже, знаете, с подставкой.

М.ЛОШАК – Они очень тяжелые, адски тяжелые.

Э.НИКОЛАЕВА – Они очень тяжелые, ну, Вы представляете же, «Зингер»…

М.ЛОШАК – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что, про чужое поле-то?

М.ЛОШАК – Нет, я могу сказать про поле абсолютно точно, потому что так как одежда в стиле «винтаж» - это одна из моих любимых тем, и этот вопрос задают все те люди, которые так или иначе пытаются примкнуть вот к тем, кто носит, да, эту одежду, а не просто коллекционирует, то это вот тема поля, она вообще в России очень актуальна, мы все очень полевые. И вот она все время встает. Так что это вопрос, на который я все время отвечаю. Дело в том, что вообще живем в этом поле, на самом деле. И если ты не хочешь жить в этом поле, то ты можешь выбрать для себя абсолютно новый дом и совершенно новую мебель и носить только новую одежду, но тогда не читать старые книжки и не ходить смотреть старые фильмы. Ни в коем случае не посещать музеи, потому что уж какое там уже поле, связанное с произведениями искусства!

Э.НИКОЛАЕВА –Да, пылью пахнет!

М.ЛОШАК – Даже когда пыли нет. Поле – это не пыль.

Э.НИКОЛАЕВА – И старые театры тоже не очень, с портьерами...

М.ЛОШАК – Старые театры, и все, все, наполнено, в общем… поле – это в данном случае, не пыль, это память некая энергетическая, да? Поэтому человек должен для себя решить, хочет ли он быть новеньким, сегодня рожденным или хочет он как-то войти в такую большую, широкую реку, которая связана, вообще, с некими культурными ценностями. Т.е. он должен решить это для себя сам. Если ему эта неприятна мысль, то ничего страшного – он живет так, как он живет.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, но правда ли, что если тебе по непонятным причинам неприятно смотреть на старую вещь, не нужно ее покупать – у нее плохое поле?

М.ЛОШАК – Конечно.

М.СМИРНОВА – Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Хором.

М.ЛОШАК – Конечно. Вообще, нужно покупать только то, что ты полюбил.

М.СМИРНОВА – К чему лежит душа, да.

М.ЛОШАК – Что ты полюбил. Это состояние влюбленности, совершенно немотивированное. Иногда ты не можешь объяснить, почему вот этого урода на трех ногах, который называется «лошадка», вся в изъянах, и которая еле шевелится, тебе так хочется купить за, в общем, за немаленькие деньги. Это только влюбленность. И она совершенно ничем не мотивирована. Причем, в случае с вещами влюбленность не проходящая, в отличие…

Э.НИКОЛАЕВА – Это говорит Марина Лошак.

М.ЛОШАК – Да, в отличие от…

Э.НИКОЛАЕВА – Марина Смирнова пока молчит.

М.ЛОШАК – …от того, что происходит с людьми. Иногда все-таки эта влюбленность как чувство, она перерастает…

Э.НИКОЛАЕВА – В более глубокое чувство.

М.ЛОШАК – Или наоборот, человек осознает, насколько это было ошибочно. Вот в случае с вещью это не происходит.

Э.НИКОЛАЕВА – «Эху Москвы» 15 лет. В этом смысле радиостанция уже представляет для винтажистов некоторый интерес. Но вот новости и реклама здесь всегда самой первой свежести, так что извините, встретимся через несколько минут.



НОВОСТИ



Э.НИКОЛАЕВА – Итак, в студии нашей программы Марина Лошак и Марина Смирнова – борцы за идеи «блошиного рынка». Были какие-то случаи в вашей практике – назовем это так – в вашей влюбленности, когда вещь шикарная, великолепная, но вот что-то вот отталкивало? Вот что-то…

М.ЛОШАК – У меня было.

Э.НИКОЛАЕВА – Пришлось отказаться.

М.ЛОШАК – У меня было, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Расскажите.

М.ЛОШАК – У меня был трагический случай в жизни…

Э.НИКОЛАЕВА – Трагический?

М.ЛОШАК – Трагический. Когда я в течение очень долгого времени, по-моему, лет шести, ждала одной вещи, которую тот же пресловутый Миша Суров мой, добрый друг…

Э.НИКОЛАЕВА – Поставщик?

М.ЛОШАК – Да, поставщик – грубое слово. Человек, который мне помогает, скажем так, в поиске, который очень долгое время для меня пытался найти, это была вещь, сделанная одним гениальным совершенно скульптором, жившим когда-то в Вологде, и эту вещь он никак не мог получить. Ни за какие деньги. Просто за большие реально, ни за какие – ее не отдавали. И это было скульптурное изображение в человеческий рост, даже чуть выше, такой, значит, вот, это был мужской образ, скажем так. И наконец-то он ее получил. И я была счастлива, и я ее ждала, и мне ее привезли. Он оказался у нас дома, и мне пришлось вернуть его обратно, потому что…

Э.НИКОЛАЕВА – Поле?

М.ЛОШАК – Хуже, чем поле.

Э.НИКОЛАЕВА – Настроение портил?

М.ЛОШАК – Просто вещь оказалась не для дома. Я не знаю, как она была сделана и ради чего она была сделана.

Э.НИКОЛАЕВА – Неудобно.

М.ЛОШАК – На него нельзя было смотреть.

Э.НИКОЛАЕВА – Да Вы что!

М.ЛОШАК – И я отводила взгляд, да. Это было нереально. С ним нельзя было находиться на одном сантиметре.

Э.НИКОЛАЕВА – Ага…

М.ЛОШАК – Более того, когда я его тут же упаковала и унесла в другое пространство – мы живем за городом, вообще, в другой дом. Но недалеко от нас. И он там три дня ждал, когда за ним приедет машина, и его заберут.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, там стало плохо.

М.ЛОШАК – Все три дня я чувствовала его присутствие просто.

Э.НИКОЛАЕВА – Боже мой! Мистика какая-то.

М.ЛОШАК – Ну, не мистика…

Э.НИКОЛАЕВА – Что за мужчина там изображен, в этом?

М.ЛОШАК – Наверное, он прекрасен, но я не знаю, что он испытывал в момент, этот человек, когда он делал, учитывая, что он выпивал… Вообще, он был человек непростой судьбы, вероятно, и какие черви у него были в голове, я не знаю, но вот то, что он…

Э.НИКОЛАЕВА – Чертики!

М.ЛОШАК – Но вот то, что он сделал, да, это было таким, специфическим очень.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Так, какие еще тонкости в винтажном, блошином деле бывают? Помимо, вот, отрицательного поля, плохой энергетики…

М.СМИРНОВА – Я бы не делала такой акцент на винтаж, хотя это, безусловно, очень интересная тема, но в принципе, насколько я понимаю, что оценка предметов идет по следующей шкале: 20 лет – это винтаж, 50 лет – это антикварная вещь. Мы будем говорить… более общо говорить о вещах просто старинных. И не делать им четкой классификации. Поэтому «блошиный рынок» - это, в принципе, хаос большой.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

М.СМИРНОВА – В котором представлены настолько неожиданные предметы, что при всем уважении и большой любви к винтажу, я бы хотела говорить об этой проблеме как о большем временном пласте.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Это проблема. Марина, Вы, чувствуется, все-таки какой-то научный сотрудник. Подходите очень теоретизированно.

М.СМИРНОВА – Я отнюдь не научный сотрудник, я просто занимаюсь выставочным проектом и подхожу к нему как организатор.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, музейный работник, т.е. Вы говорите – чувствую, прям, текст такой, музейного работника привычный.

М.СМИРНОВА – Ну, выставка «Блошиный рынок» - это не мой проект, не я его делаю, это делают мои друзья, я просто эту идею им подарила. Но я хочу рассказать немножечко о проекте поподробнее.

Э.НИКОЛАЕВА – Давайте лучше про Ваших коллег по увлечению. Кого Вы ждете на ярмарку на Тишинке? Расскажите. Я знаю, что очень много известных людей увлекается старинными вещами, вот это вот…

М.СМИРНОВА – Я могу сказать, что в этот раз…

Э.НИКОЛАЕВА – …красотищей.

М.СМИРНОВА – …в проекте «Моя находка» принимают участие очень много известных людей, которые с удовольствием рассказывают свои истории, причем эти истории можно уже сейчас прочитать на сайте www.bloha.ru – такое, очень смешное название, bloha.ru.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошая блоха.

М.СМИРНОВА – Так, в этом проекте примут участие и Владислав Флирковский, и Наталья Дементьева, и Ольга Свиблова, Илона Броневицкая, Крестовские из «Уматурман», модельеры…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, в общем, кто только…

М.СМИРНОВА – Очень…

Э.НИКОЛАЕВА – Кто только не примет…

М.СМИРНОВА – Люди разных профессий, но все увлечены…

Э.НИКОЛАЕВА – Я смотрю, очень красивые у вас проспекты, буклеты, прямо вот само по себе художественное…

М.СМИРНОВА – Да, это каталог, к каждой выставке он издается. И все эти истории о находках на «блошиных рынках», они…

Э.НИКОЛАЕВА – Здесь изложены.

М.СМИРНОВА – …представлены в этих каталогах.

Э.НИКОЛАЕВА – А, а на сайте у вас это все выложено?

М.СМИРНОВА – На сайте есть, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Похожее, да?

М.СМИРНОВА – По всем трем проектам, которые были и раньше, и сейчас. Поэтому можно уже прочитать об этих приключениях, связанных с покупками.

Э.НИКОЛАЕВА – Можно даже не рассказывать в нашей программе.

М.СМИРНОВА – Вещи самые разные – это и винтажные платья, и плетки для слонов, и какие-то необыкновенные шкатулки… В общем, чего там только нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Чего для слонов?

М.СМИРНОВА – Плетка для слонов.

Э.НИКОЛАЕВА – Плетка для слонов? Тоже винтажная.

М.СМИРНОВА – Просто, просто плетка.

М.ЛОШАК –Очень интересно – приобретена в Индии, у старьевщика…

Э.НИКОЛАЕВА – С историей?

М.ЛОШАК – С очень смешной историей.

Э.НИКОЛАЕВА – А какая самая смешная история? Вот что вас действительно умиляет?

М.ЛОШАК – История?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну какая смешная история у этой плетки? Ну расскажите мне! Когда я еще доберусь до ваших сайтов и ваших проспектов?

М.ЛОШАК – Какого слона били?

Э.НИКОЛАЕВА – Какого слона били, какого?

М.ЛОШАК – Слона не били, но эта плетка была приобретена во время поездки в Индию…

Э.НИКОЛАЕВА – Можно… Да.

М.СМИРНОВА – Вот самая интересная история была у Сергея Соловьева, кстати. Он участвовал, правда, не в этом «Блошином рынке», а в предыдущем, в «Моей находке». И во время поездки на съемки в Латинскую Америку был небольшой перерыв, и они остановились, вся съемочная группа остановилась в Перу. И там на «блошином рынке» им были приобретены необыкновенные работы, как ему казалось, художника достаточно давно жившего, и на них были изображены ангелы, причем ангелы были необычные, в камзолах испанских, с испанской шляпой. И…

Э.НИКОЛАЕВА – Изображены в виде чего?

М.СМИРНОВА – Ангелы как человек, одетый в старинный испанский костюм. И вот, вместе с Татьяной Друбич они эти работы приобрели, было много приключений с их покупкой, с доставкой в Москву, потому что никто не верил, что это работы, сделанные современным художником Наваррой. И он рассказывал мне как о большом событии об этом приобретении. И вот недавно было продолжение этой истории, когда я попала на «блошиный рынок» в Валенсии, и я увидела эти же работы.

Э.НИКОЛАЕВА – Точно таких же ангелов.

М.СМИРНОВА – Точно такие же ангелы, сложенные большими штабелями и продававшимися буквально, там, за 20 евро. Он рассказывал мне как о большой находке – не хочется верить…

Э.НИКОЛАЕВА – Вы, надеюсь, не стали его разочаровывать?

М.СМИРНОВА – Я не стала ему говорить, но хочется верить, что он все-таки приобрел подлинник вот того самого Наварра, который написал. А я видела в Валенсии…

Э.НИКОЛАЕВА – Сувениры.

М.СМИРНОВА – …просто тиражированные, да, копии.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, отлично. Чем вы собираетесь друг друга удивлять? Вы не воруете, как филателисты, марки друг у друга? Столько, представляете, столько, вообще, ценностей будет представлено – раз, смотришь: чего-то не хватает в конце выставки?

М.СМИРНОВА – Нет, такого не бывает. Потому что, во-первых, обстановка очень доброжелательная, во-вторых, те предметы, которые там представлены, они не обладают музейной ценностью. Скорее просто каждая из вещей ждет именно своего покупателя, потому что вчера, например, я приобрела, там, несколько календарей, там, с 27 по 40-е годы. Может быть, они кроме меня никому не нужны.

Э.НИКОЛАЕВА – Зачем они Вам нужны?

М.СМИРНОВА – Я собираю старые календари, мне это интересно.

Э.НИКОЛАЕВА – А, т.е. не марки, а календари?

М.СМИРНОВА – Да, старые календари. Современные календари, авторские календари, в единственном экземпляре выполненные календари. Это вот такая у меня коллекция у меня есть. Поэтому, может быть, вот те 10 календарей, которые я приобрела вчера, они ждали только меня, и на них другого покупателя не нашлось бы.

Э.НИКОЛАЕВА – Пардон, почем сейчас календари у нас дают?

М.ЛОШАК – (смеется) Дают, дают…

Э.НИКОЛАЕВА – Почем дают календари?

М.СМИРНОВА – Вы знаете, очень недорого.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну сколько?

М.ЛОШАК – К сожалению.

(смеются)

Э.НИКОЛАЕВА – К сожалению! А так хотелось, чтобы было…

М.СМИРНОВА – Очень недорого, да. От, предположим, от 20 до 100 долларов старый календарь.

М.ЛОШАК – Не дешево, на самом деле.

Э.НИКОЛАЕВА – Ничего себе! За бумажечку так, от 20 долларов-то!

М.ЛОШАК – А я думала, другие цены у нас на календари старые нынче.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Так, ну… А Вы какую интересную… Да.

М.СМИРНОВА – Причем их очень интересно рассматривать, потому что другие праздники были в те годы.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да. Другая жизнь была.

М.СМИРНОВА – Другая жизнь, абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – Марина Лошак, а Вы чего не пожалеете ради удовлетворения собственной страсти? Каких денег? Каких средств?

М.ЛОШАК – Ну, я…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, дороже 100 долларов, мне кажется…

М.ЛОШАК – Нет, дороже заплачу, заплачу.

Э.НИКОЛАЕВА – Заплатите?

М.ЛОШАК – Заплачу.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот я за буфет заплатила, конечно. Но это буфет!

М.ЛОШАК – Плачу, плачу, нет, плачу, потому что когда чего-то полюбишь, какую-то вещь, то уже как-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Не можешь себе отказать.

М.ЛОШАК – Все равно ее хочешь и…

Э.НИКОЛАЕВА – Думаешь.

М.ЛОШАК – Да, да, да. И к этому нужно вернуться. Это как с одеждой. Все реже и реже влюбляешься в одежды. Потому что как-то чего-то мы как-то… Перенасыщено все-таки барахлом в мире, и так чтобы увидеть какую-то вещь и полюбить ее, хотя понимаешь, что, может, ты ее и не оденешь.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, ну просто пусть будет.

М.ЛОШАК – Да. Уж больно она полюбилась. Поэтому надо покупать. То же самое с вещью, да – если ты про нее помнишь и чувствуешь, что, вот, ну, вот зачем-то она тебе нужна. Не совсем понятно, зачем, всегда. Все равно ее купишь, и купишь дорого. Дороже других, на самом деле.

Э.НИКОЛАЕВА – Марина Лошак и Марина Смирнова.

М.СМИРНОВА – Да. Но в любом случае, я хочу сказать, что для меня покупка на «блошином рынке» - это не инвестиция, это все-таки подарок…

Э.НИКОЛАЕВА – Для себя.

М.СМИРНОВА – Для себя любимой, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Или кому-то, кто любит.

М.СМИРНОВА – Я думаю, что скорее всего, каждый покупает для себя.

Э.НИКОЛАЕВА – Для себя подбирает.

М.ЛОШАК – Ну, или для кого-то, все-таки, для друзей… ну, потому что все-таки когда видишь что-то уж совершенно бессмысленное, но понимаешь, что тебе это нужно, потом в результате это оказывается у какого-нибудь любимого друга.

М.СМИРНОВА – Вот, кстати, о сумме, которую не пожалеешь, рассказывала интересную историю Оксана Ярмольник вместе с Леонидом Ярмольником. Они в одном из магазинчиков на «блошином рынке» каком-то европейском увидели старого медведя, нашего отечественного. Причем, у него была…

Э.НИКОЛАЕВА – Может, это был и мой мишка?

М.СМИРНОВА – Заводной медведь, плюшевый…

Э.НИКОЛАЕВА – У меня был другой.

М.СМИРНОВА – И у него была оторвана голова. Но это были такие…

Э.НИКОЛАЕВА – Что же там было от медведя? Туловище?

М.СМИРНОВА – Ну туловище, я не знаю…

Э.НИКОЛАЕВА – А голова-то присутствовала?

М.СМИРНОВА – Нет, голова, она присутствовала, но она как-то так вот…

Э.НИКОЛАЕВА – Болталась.

М.СМИРНОВА – …болталась, да. Но Ярмольник настолько в нее был… настолько в этого медведя был влюблен, он у него ассоциировался с детством, что он не пожалел 100 долларов, и приобрел этого вот…

М.ЛОШАК – Это называется реституция, возвращение культурных ценностей.

Э.НИКОЛАЕВА – Почему бы на Тишинке не открыть, кстати, постоянно действующий «блошиный рынок»? Не прибыльно, что ли? Вот так вот, приходишь туда – и Тишинка, она ведь должна быть… блошинка.

М.СМИРНОВА – Ну, во-первых, уже нет места даже для «блошиного рынка».

Э.НИКОЛАЕВА – А отдельчик какой-нибудь? Отдельчиков там немало.

М.СМИРНОВА – Вы знаете, наверное, вот, «блошиный рынок»… Кстати, интересно, по французскому законодательству «блошиный рынок» считается таковым только если он проходит не менее 6 раз в год и на одной и той же площадке.

Э.НИКОЛАЕВА – Там даже законодательство по этому поводу придумано?

М.СМИРНОВА – Конечно, в каждой стране есть свое законодательство по «блошиным рынкам». Тоже, кстати, на сайте www.bloha.ru...

М.ЛОШАК – А у нас есть законодательство?

Э.НИКОЛАЕВА – Да, кстати.

М.СМИРНОВА – У нас нет.

Э.НИКОЛАЕВА – А что там дает это законодательство устроителям подобного?

М.СМИРНОВА – Регламентирует правила работы на «блошином рынке». Вот, например, в той же самой Валенсии совершенно четкие часы работы рынка. Он работает, предположим, с 9 утра до 14 часов. Без 5 два часа дня организованно все складывают свои вещи, вылизывают площадь…

Э.НИКОЛАЕВА – Вычищают все?

М.СМИРНОВА – Да, и… очень строго соблюдают все правила организации «блошиных рынков».

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

М.СМИРНОВА – Так вот, чаще его делать, наверное, не имеет смысла, потому что на сегодняшний день, вот, периодичность художественного проекта…

Э.НИКОЛАЕВА – И этот-то с трудом соберешь.

М.СМИРНОВА – Нет, не с трудом. Участники готовы хоть каждые выходные собираться. Просто когда он проходит реже, это праздник.

Э.НИКОЛАЕВА – Это праздник.

М.СМИРНОВА – А когда он проходит регулярно, это будни.

Э.НИКОЛАЕВА – Это обыденность и повседневность.

М.СМИРНОВА – Но с другой стороны, регулярно есть замечательное Измайлово и Марк, и можно съездить туда и…

Э.НИКОЛАЕВА – Говорят, прибыль приносит любой антиквариат старше 50 лет. Это так?

М.СМИРНОВА – Знаете, сложно сказать. Потому что есть вещи, которые, казалось бы, должны расти в цене, а они не растут. Это непредсказуемо.

Э.НИКОЛАЕВА – Непредсказуемо. Как не напороться на подделку под старину? Сейчас такие технологии! Я, вот, в Греции купила древний кувшин для воды, медный. В общем-то, мне и с самого начала было понятно, когда я покупала, что это не так. Но все равно, он хорошо смотрится.

М.СМИРНОВА – Вот, кстати, идея «Блошиного рынка» когда у меня возникала, почему она возникла – я не искусствовед, и я не разбираюсь… не могу определить, подлинная вещь или не подлинная. И приобретать вещь музейную, вложив в нее достаточно большую сумму денег, для меня рискованно и, наверное, бессмысленно. «Блошиный рынок» позволяет, потратив, там, ну, 100, там, ну, 200 – у каждого своя сумма, та, которую он может потратить, не жалея об этой покупке, неважно, она подлинная, не подлинная. Поэтому…

М.ЛОШАК – Ну, я хочу просто добавить, что, на самом деле, Мариша совершенно права – если вещь хороша, то, в общем, совершенно неважно, когда она сделана, на самом деле. Это твоя вещь и…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да.

М.ЛОШАК – И ты можешь успокаивать себя тем, что через 200 лет она станет, в общем, абсолютно бесценной как предмет антиквариата. Ну просто прелесть…

Э.НИКОЛАЕВА – А пока она тебе нравится.

М.ЛОШАК – Да, просто прелесть «блошиных рынков» заключается в том, что там наряду с совершенно обыкновенными, заурядными но обаятельными вещами есть абсолютно музейные вещи, и это так. И они стоят не дороже, не дороже вещей беспородных. Просто штука в том, что, собственно, это испокон веку было местом для профессионалов, где профессионал, в отличие от дилетанта, зная и понимая историю вещи, может отличить подлинное от неподлинного и за небольшие деньги купить, а потом, собственно, представить на рынок уже за другую цену. В том-то и прелесть поиска, что ты всегда ищешь подлинный шедевр, чаще всего.

Э.НИКОЛАЕВА – И находишь ведь.

М.ЛОШАК – И можешь его найти, можешь.

М.СМИРНОВА – Вот, кстати о находках, Альбина Назимова рассказывала, что в Измайлово она купила совершенно чудесные рисунки, путевые заметки. Она из альбома купила несколько страниц себе и друзьям в подарок. Когда она спустя, там, неделю решила прийти и выкупить оставшиеся…

Э.НИКОЛАЕВА – Докупить.

М.СМИРНОВА – Да. …то продавец сказал, что пришел человек, взявший эти листы на экспертизу, оказались рисунки Брюллова. И поэтому он выкупил всю по той символической цене, по которой они продавались, сказав, что это Брюллов, и есть тому подтверждение только после уже финансовых расчетов.

Э.НИКОЛАЕВА – Говорят, что в Питере больше «блошиных рынков», чем в Москве. Вот я была в Финляндии – там летом даже в небольших поселках люди выходят на улицу, тащат из дома всякое барахло, от цветочных горшков до старых книг, каких-то сервизов побитых, фотографии своих, кстати, финских воинов в военной форме – так забавно смотреть.

М.ЛОШАК – Вообще, в Европе это очень принято, на самом деле, такие импровизированные «блошиные рынки», особенно в провинции. А что касается Питера, то я там не знаю ни одного «блошиного рынка», их там просто нет. Там есть довольно много антикварных магазинов, которые беднее, чем в Москве, и дороже, чем в Москве. Это абсолютный миф, который сохранился с тех давних времен, когда все везли из Петербурга. Сейчас ситуация совершенно другого свойства.

Э.НИКОЛАЕВА –А помните, были времена, когда у нас из старых домов в центре города – там, вот, Фрунзенская, Сретенка – выбрасывали старые…

М.СМИРНОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – …вот, именно мебель старую, казалось бы, рухлядь.

М.ЛОШАК – Мебель, изразцы и гарнитуры…

Э.НИКОЛАЕВА – Да, такая красота была…

М.ЛОШАК – И все это, все это такие же блошиные люди, как и мы сейчас, там подбирали.

М.СМИРНОВА – Александр Васильев, кстати, любит рассказывать о том, как он начинал, и будучи школьником…

М.ЛОШАК – Да.

М.СМИРНОВА – Как раз, вот, с помоек…

М.ЛОШАК – Я многих знаю таких.

Э.НИКОЛАЕВА – (смеется) Начинал с помоек!

М.СМИРНОВА – Да, со сбора…

М.ЛОШАК – Собственно, и продолжает заниматься…

Э.НИКОЛАЕВА – И продолжает заниматься теми же помойками.

М.СМИРНОВА – И надо относиться с большим уважением к этому, потому что это действительно талант должен быть…

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

М.СМИРНОВА – …чтобы понять…

Э.НИКОЛАЕВА – Почему на проведение выставки-ярмарки отводится всего 3 дня, с 6 по 9 апреля?

М.СМИРНОВА – Ну, во-первых, это не 3, а 4, а во-вторых, наверное, это тот оптимальный срок, когда продавцы могут с полной отдачей работать. Потому что при всем их желании работать больше, если учесть, что большое количество посетителей, я бы даже сказала, очень большое количество посетителей – выставка работает с 12 до 9 вечера – они настолько устают, что в последний день они уже мечтают о том, чтобы это мероприятие подошло к концу. И еще по другой даже причине – очень хорошо у них все раскупается, и они физически не успевают выставить что-то новое.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Надо запомнить.

М.СМИРНОВА – Даже на прошлом «Блошином рынке» питерский известный очень антиквар, Аркадий Матюнин, устроил вроде шоу – так удачно у него прошли предыдущие дни, что в последние дни он просто готов был дарить…

Э.НИКОЛАЕВА – Дарил, дарил всем…

М.СМИРНОВА – …дарить женщинам, да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Был настолько щедр…

М.СМИРНОВА – Старинный текстиль, салфеточки, еще что-то.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну так хорошо, это рынки рынками. А помните, у нас раньше были такие комиссионки. Вообще, они остались сейчас в Москве, вы не знаете?

М.ЛОШАК – Есть, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Остались.

М.СМИРНОВА – Есть, но очень мало.

Э.НИКОЛАЕВА – Очень мало. Как-то раньше это было просто поветрие. Это был стиль времени, жизни – наши комиссионки, да? Сейчас все как-то считается неприличным, продавать старые вещи.

М.СМИРНОВА – Да, но немножко есть, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А вот, кстати, сейчас разбирают гостиницу «Россия» - это имеет для вас какой-то интерес? 60-й год постройки, почти 50 лет прошло. Винтаж.

М.ЛОШАК – Нет, если так, не шутя говорить об этом, то, безусловно, это интересно, но просто я думаю, что там уже ничего не осталось для нас.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Нечем поживиться.

М.ЛОШАК – Абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Можно ли говорить о «блошиной» культуре и о художественной ценности ярмарки, которую вы хотите устроить?

М.СМИРНОВА – Я думаю, что да, может быть, я громко говорю, но тем не менее, это так, потому что эта ярмарка, она является и художественным проектом. И повторяю, что это стилизация под «блошиный рынок». Конечно, там есть развалы – порядка 80 галерей антикваров, старьевщиков со всего мира в ней принимают участие. Принимают бабушки с платформы Марк…

Э.НИКОЛАЕВА – Да, со всего мира? Едут, едут, со всего света.

М.СМИРНОВА – Очень интересное такое, необычное…

Э.НИКОЛАЕВА – Бабушки с платформы Марк?

М.СМИРНОВА – Бабушки с платформы Марк, да, тоже участвуют.

Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. ваши постоянные клиенты, как бы, вы их знаете уже в лицо…

М.СМИРНОВА – Есть наши друзья, потому что в любом случае…

Э.НИКОЛАЕВА – Говорите: «Марьиванна! Пожалуйте…»

М.СМИРНОВА – Конечно, конечно, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – «Со своим скарбом». Со своей платформой…

М.СМИРНОВА – Очень многие, кто посещает Измайлово, кто посещает Марк, они обходят своих друзей, которые для них выставляют что-то интересное. Конечно.

М.ЛОШАК – Ну, естественно.

Э.НИКОЛАЕВА – По блату, короче, из-под полы теперь.

М.СМИРНОВА – Ну, я думаю, что да, какие-то хорошие вещи…

Э.НИКОЛАЕВА – Антиквариат из-под полы. Я так вот знала. В бутиках сейчас тоже ничего хорошего не купишь. Только из-под полы все.

М.СМИРНОВА – Но при этом это художественный проект, потому что в нем принимают участие и современные галереи, которые делают одежду, скажем так, или в ретро-стиле, или какие-то аксессуары, которые имеют какие-то ассоциации, вот, с эпохой минувшей. И вот когда получается такой фьюжн из вещей современных дизайнерских, галерейных, вещей с «блошиных рынков» европейских, с платформы Март, когда получается вот такой фейерверк, то, наверное, в этом и успех «Блошиного рынка».

Э.НИКОЛАЕВА – Такая, гремучая смесь, я бы назвала ее.

М.СМИРНОВА – Да. Вы знаете, которая не просто имеет право на жизнь, но это, наверное, единственный правильный вариант…

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

М.СМИРНОВА – …при создании художественного проекта «Блошиный рынок».

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, дамы, спасибо за Ваши ответы и за необычное увлечение, которым вы готовы со всеми поделиться! Всем пока! Какого черта люди выбрасывают столько хороших вещей! В эфире были я, Элина Николаева и…

М.ЛОШАК – Марина Лошак.

М.СМИРНОВА – Марина Смирнова.

Э.НИКОЛАЕВА – Всем побольше винтажа!


источник информации:
радиостанция "ЭХО МОСКВЫ"



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA