Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Второе дыхание рынка "Секонд Хэнд"

Сегодня одна из самых обсуждаемых в обществе тем - принятые Правительством поправки в постановление об импорте и реализации некоторых бывших в употреблении товаров личного пользования. С 1 сентября с.г. запрещается импорт в Молдову продукции категории "сэконд хэнд" с целью ее реализации, а с 1 марта 2006 г. будет запрещена и торговля такими товарами. Несмотря на социально-этический аспект этого дела, исход его, казалось бы, предрешен. "Сэконд хэнд", в качестве колоритной заплаты в бюджете всех обносившихся и обнищавших, должен стать просто ностальгическим воспоминанием, ворошить которое у Правительства намерений не было. Но не все так просто и печально.

"Сэконд хэнда" займет свое место в "гуманитарке". Власти разрешили импорт товаров б/у (кроме товаров для детей до 3 лет), но распределяться малоимущим они должны бесплатно. Получателем, распределителем, учетчиком и хранителем таких грузов станет Агентство материальных резервов, госзакупок и гуманитарной помощи. Отбросив эмоции, попытаемся ответить на вопрос: кто пролоббировал данные поправки и каковы на то были основания у их авторов?

Впервые тема запрета на импорт "сэконд хэнда" всплыла в октябре 2001 года в ходе заседания республиканской комиссии по распределению гуманитарной помощи. Тогда вице-премьер Валериан Кристя сообщил, что треть кожных заболеваний в стране происходит именно от импортируемой одежды б/у и предложил разработать постановление, запрещающее ввоз подобных товаров. Но дальше этого дело не продвинулось. Вплоть до нынешнего года, когда новый документ все же был подготовлен и направлен на согласование в ряд министерств. Минздрав поправки утвердил, но с одним условием: пункт, касающийся запрета на импорт товаров для детей до 3 лет должен остаться неприкосновенным. В управлении налоговой политики минфина проект постановления тоже подписали, но от его авторства там категорически отказываются, ссылаясь на минэкономики. В минэкономики "опус" за собой не признают, но утверждают, что родился он в недрах Агентства материальных резервов, госзакупок и гуманитарной помощи.

В Агентстве приписывают авторство тому же минэкономики. Однако, как сообщил "ЛП" один из специалистов этого министерства, "Агентство материальных резервов - скрытый инициатор этого дела. Не раз власти обвиняли их в бездействии в вопросах реализации в стране гуманитарной помощи. Эта "гуманитарка" стала для них головной болью, в результате, проанализировав ситуацию, чиновники решили избавится не только от нее, но и от всего "сэконд хэнда". Еще в прошлом году они поднимали этот вопрос и только нынешним летом замысел осуществился".

Кстати, с большим трудом. Каждый чиновник, ставящий свою подпись под документом, отмерял не семь, а семнадцать раз. Заместитель главврача Национального центра превентивной медицины Анна Волнянская отметила: "Если бы соблюдались все условия торговли, мы бы выступили против подобной меры. Крупные импортеры подвергают ввезенный товар гигиеническо-токсикологической экспертизе, однако, реализуют его не только в своих магазинах, но и продают мелким торговцам мешками и тюками. В этом звене не соблюдаются ни условия хранения одежды, ни правила ее реализации. Возникает стихийная торговля, товар свален в кучи прямо на землю, где масса споров различных микроорганизмов. Чтобы вылечить одного пациента, зараженного микозами, необходимо $250-$300, а этот грибок моментально заражает всю семью. Что касается разрешенной "гуманитарки", будет полный контроль: станут известны доноры, определят списки нуждающихся семей, которые будут получать безопасный продукт".

А таких семей - пол страны. Найдет ли Агентство материальных резервов источники бесперебойных поставок даровой "гуманитарки", ведь известно, что импорт товаров б/у - это, прежде всего бизнес и весьма серьезный. Сегодня у нас на этом рынке работают десять крупных операторов, занимающихся поставками "сэконд хэнда" из дальнего зарубежья. Только в прошлом году ими было импортировано подобных товаров на сумму порядка $2 млн, а с начала нынешнего года - более чем $0,5 млн.

Схема работы с "сэконд хэндом" отнюдь не из простых. Ее исходная точка возникает тогда, когда в двери благополучных европейских домов стучатся люди с большими пакетами и предлагают помочь страждущим. За небольшую плату, разумеется. В Голландии, Германии и Норвегии на улицах стоят специальные ящики, куда граждане складывают одежду. Американцы приносят вещи в церковь в качестве пожертвований, за что им списывают часть налогов. К делу привлекаются супермаркеты, которые наполняют большие контейнеры своим неликвидом. Таким образом "сэконд хэнд" сразу делится на две категории - семейный и контейнерный сбор. Специализированным оптовым компаниям семейный сбор продается (!) дороже, так как он чист и упакован. Контейнерный сбор менее аккуратен с виду, часто с отбраковкой, поэтому он дешевле.

Закупщики отправляют товар на специальные фабрики, где он проходит несколько стадий химической обработки и обеззараживания (фунциклидами, паром и проч.). На партию выдается сертификат, после чего все это добро упаковывается в тюки по 100-170 кг и отправляется на оптовые базы в страны заказчика. На базах проходит сортировка по степени износа и "на глаз" определяется оптовая цена изделий (все издержки в нее закладываются). К примеру, тюки с неотсортированными вещами категории "Оригинал" идут по $1-$1,5 за кг. Только после этого одежда поступает в магазины, либо на рыночные развалы. Во всей этой схеме "гуманитарка" - слабое звено, поскольку ее доля во всем товарообороте одежды б/у составляет меньше трети.

Конечно, в сэкондопользовании кроется и некое психологическое противоречие. С одной стороны боязно, что кто-то о тебе мысленно пропоет: "Здравствуй, девочка-сэконд хэнд!". Оденешься в "сэконд" и выглядеть будешь также. С другой стороны это чувство ущербности напрочь нейтрализуется при виде продаваемых на рынках "турций" и "корей", качество и цена которых рассчитаны на неполноценных. Казалось бы, альтернативой могли бы стать изделия отечественной легкой промышленности, однако ассортиментная политика местных предприятий пока удовлетворительна лишь по некоторым позициям (белье, трикотаж).

Два года назад украинские власти инициировали запрет на ввоз "сэконд- хэнда" именно с целью поддержки своего производителя. В эту страну ношеной одежды ввозится на $28 млн. из расчета 10 центов за единицу товара и отсутствие заводов по утилизации текстиля грозит привести к тому, что Украина вскоре буквально утонет в ношеном тряпье. Однако противникам данной меры удалось временно отстоять интересы бедного населения. Временно, поскольку украинские власти в этом вопросе все же намерены последовать примеру Польши.

Польша ввела запрет на импорт "сэконд хэнда" еще в 2002 году, потеряв при этом налогов на $17 млн. В то время забастовкой грозило свыше 40 тыс. человек, оставшихся без работы. Но Сейм настоял на своем: никакого тряпья в стране, стоящей тогда на пороге вступления в ЕС. Годом позже запрет на импорт подержанного белья был введен в Танзании. Крайняя нищета населения не повлияла на решение Правительства африканской республики. Теперь ее чернокожие граждане ходят без белья, но кожных заболеваний от этого вряд ли стало меньше.

Эти два случая практически единственные в истории запрета на импорт одежды "сэконд хэнд". В развитых странах столь остро проблема не стоит: там на "блошиных" рынках реализуются личные вещи граждан, как новые, так и категории б/у. Бывают, правда, исключения. К примеру, в Осло, население которого всего 500 тыс. человек, а уровень доходов - один из самых высоких в мире (пособие по безработице составляет $1,9 тыс.) число магазинов, торгующих одеждой "сэконд хэнд", больше чем в многомиллионной Москве. Понятно, что этот товар в Норвегию импортируется.

История с запретом товаров "сэконд хэнд" в Молдове все же имеет продолжение. И дело вовсе не в сотне-другой патентщиков, грозящихся выйти с акциями протеста. Как сообщили "ЛП" источники в Правительстве, на этой неделе вице-премьер Валериан Кристя встречался с крупными импортерами товаров "сэконд хэнд". Оптовикам удалось убедить вице-премьера в том, что их бизнес, а иже с ним и малоимущие слои населения не должны страдать из-за беспредела мелких реализаторов, работающих с нарушением правил торговли и безопасности граждан. Т. е. импортеры не в ответе за тех, кого приручили. В результате, уже на следующей неделе, в обновленное недавно постановление Правительства об импорте и реализации некоторых б/у товаров личного пользования будут внесены другие поправки, предусматривающие механизм работы патентщиков и мелких торговцев.

А еще вероятнее, сообщает тот же источник, нынешние поправки о запрете на импорт и реализацию товаров "сэконд хэнд" вообще будут аннулированы. Вот и весь сказ о том, как у нашего населения чуть было не отобрали "заячий тулупчик", да вовремя решили отдать. За ненадобностью.

Ирина Маценко 


Уважаемая Ирина! 

С большим интересом прочла вашу статью, поскольку являюсь тем самым патентщиком, или другими словами мелким реализатором, из-за беспредела которых могут пострадать бедные, такие честные и порядочные крупные импортеры товаров "сэконд хэнд". Очень интересно было бы узнать тот источник в правительстве, поделившийся с вами этой точкой зрения, очень милый и славный человек, так печется о материальном благополучии малоимущих. А вот мы, такие мелкие и такие никчемные, сплошь и рядом нарушаем правила торговли и тем самым угрожаем безопасности граждан. Нам, гадким, создали все условия для соблюдения правил торговли, ну ладно в городе, где есть хотя бы столы на рынках, которые за ненадобностью вывезли после реконструкции другие рынки, а в селах и столов даже нет, хочешь, располагайся прямо на земле. Так кого же нужно на самом деле винить в этом беспределе? Может быть всетаки городские власти, или хозяев рынков,которые получают авторизацию. Ведь если они ее получают, значит условия, которые они создали для нас вполне нормальные и отвечают всем требованиям, предусмотренным правилами торговли? По-моему, уважаемая Ирина ваша статья - это чистый заказ одного из тех самых крупных импортеров-благодетелей, который так печется о бедных малоимущих гражданах и при этом абсолютное непонимание проблемы изнутри, поэтому все и перевернуто с ног на голову. Очень обидно, когда ищут злодеев не там и не среди тех. Причины совсем в другом. И может быть когда-нибудь ими поделятся с вами ваши источники в правительстве. А мы, представители мелкого бизнеса, как всегда окажемся крайними, и это будет лишним поводом для гонений и так небогатых людей, старающихся выжить самостоятельно, не прося помощи у государства, а наоборот пополняющих его бюджет. 

Ольга


Уважаемая Ольга! 

С большим интересом прочла ваше мнение. Оно имеет право на существование, но в одном Вы сильно ошибаетесь: в плановых статьях "Экономического обозрения" чьи бы то ни было заказы выполнить невозможно. По морально-этическим соображениям и личным принципам. На том и стоим.

Ирина Маценко 




источник публикации
Экономическое обозрение,
ЛОГОС-ПРЕСС, №28 (620) / 12 августа 2005 г.



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA