Новое на сайте

31.03.2019

Фоторепортаж с 52 выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Винтажные ткани, наряды, очки, шляпки! Запонки, зонты, а также украшения антикварные ювелирные, винтажные брендовые и безымянные. Фаянс, фарфор, серебро, медь, латунь, бронза, хрусталь. Перечислять можно бесконечно! Лучше все увидеть самим!...


24.12.2018

Пресс-релиз XLXII выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

На блошином рынке есть все. Или почти все. Тем более, когда речь идет о выставке- ярмарке с пятнадцатилетней историей и участниками, которые способны удивить посетителей с самыми неожиданными запросами и даже добыть раритеты под заказ с блошиных рынков мира. ...


29.11.2018

Пресс-релиз XLXI выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Формат нашего проекта существенно отличается от обычных блошиных рынков. Наш проект собирает лучшее со всех брокантов мира, антикварных магазинов и частных коллекций для удобства тех, кто ценит время....


Владимир Росыпко продает царские деньги на базаре

В выходные на базаре поселка Вишневец на Тернопольщине людно. Продается-покупается все — от свиней, муки, сахара, овощей до китайского ширпотреба и деревянных граблей.

Посреди базара стоят старые ”жигули”. На них закреплен плакат: ”Куплю старинные вещи, военную атрибутику, медали, монеты”. А на капоте расставлены самовары, керосиновые лампы, шляпы, потемневшие от времени утюги, банкноты, книжки.

— Преимущественно скупаю, иногда что-то меняю. И уже совсем редко — продаю, — говорит о своем товаре 38-летний Владимир Росыпко. — Я езжу по базарам всех окраинных городишек. В Збараже, где живу, стою по четвергам. В воскресенье еду в Лановцы. Пятница — Кременец, вторник — Замостье.

Владимир еще в школе начал собирать старинные монеты. В 1999 году оставил работу фотографа и занялся антиквариатом.

— Езжу по селам, по магазинам. Есть специальные биржи в каждом областном центре, — объясняет. — Наведываюсь на пункты приема металлолома. Как-то встретил там два старинных серебряных самовара, оформленных как обычный металлолом. Сами приемщики не знали, что они ценные. А этот, — хлопает по темному самовару, — стандартный. И старинный. Еще в николаевские времена на заводе Баташова в Туле (российский город. — ”ГПУ”) изготовленный. Вот портсигар советских времен. Таких уже почти не встретишь.

А что это за фляга?

— Это в лесу ребята нашли, — берет в руки флягу, на которой едва заметно выгравированы латинские буквы. Убеждает: времен Второй мировой.

А банкноты?

— Есть николаевские царские, польские, австрийские. У нас же здесь была Польша. Люди мне на базар приносят. Раньше их жгли, а теперь можно продать.

Возле лобового стекла закреплена старинная книжка. Спрашиваю, не Библия ли.

— Нет. Это просто какая-то книжка. Я в них не очень разбираюсь, — признается Владимир. — А вот открытка старая, польская. Реальный военный на ней снят. Но она сменная, там только голову подставляли — и мог сфотографироваться каждый желающий. Из УПА редко что-то попадает. Был один значок упавский.

Я ему еще и доплатил сверху

Росыпко часто приносят вещи старинного сельского быта.

— Вот это для косы, — показывает деревянный пенал. — Когда-то косари ходили в поле и носили с собой брусок — мантачить косу. Сюда его вкладывали, — объясняет. — Сюда и вода заливалась, так как отдельно носить неудобно. Вот шляпа, из Вишневца люди принесли. Старый, лет 70, а то и все 100 ему.

К Владимиру подходит мужчина с пакетом. Предлагает чайные ложечки, ржавые вилки, бляху из военного пояса советских времен. Росыпко, посмотрев, отказывается.

А кто покупает такой экзотический товар?

— Монеты покупают пацаны. Подходят, советуются. А на всевозможные ступки, прялки пошла мода в ресторанах, в кафе. Часто оформляют офисы. А еще покупают горшки, — стучит пальцем по глиняному донышку. — Покупаю на рынке, а жена разрисовывает подсолнечниками, цветами.

— Сколько, говорите, самовар? — останавливается покупатель.

— 100–150 гривен, — отвечает Владимир. — А есть и за 300, 400.

Прибыльное дело? — интересуюсь.

— Ну как сказать. Заодно жена еще вот торгует, — кивает на соседние прилавки. — Одежду продает. Дома у нас хозяйство, немного стройка. А еще занимаемся собаками. Имеем алабая, шарпея, шотландского сеттера, другие породы. Держу для души, а щенков продаю.

Заверяет, что не все продает.

— Латунную печать с гербом польского магната Королькова ни за что не отдам. Он когда-то занимался производством мыла. Я ее на пункте приема металлолома выкупил. Такие ценные вещи случаются неожиданно. Лежали у меня часы ”Молния” в рабочем состоянии. Приходит мужик, говорит: не могу старые часы отремонтировать, а на те поменял бы. Приносит старые, царских времен часы ”Павел Буре”. Я ему еще и доплатил сверху.

Жара усиливается. Владимир начинает собирать товар.

— Как-то подошла на базаре женщина и сказала, что на хуторах, в Лановецкому районе, есть старинный самовар. Договорились, поехали. А это за 70 километров отсюда, еще и дорога страх плохая, — кривится. — Приехали, а это советский электрический самовар. Говорю, что мне такой не подходит. А она: ”Зато подвез меня”, — улыбается.

По материалам http://gpu-ua.info

В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA