Новое на сайте

21.07.2017

Раритет в приоритете: как заработать на старых вещах

Большинство из нас стремятся освободить квартиру от ненужного хлама. И лишь немногие способны вещи с историей превратить в деньги. Как устроен бизнес рассказывают Макс Верник и другие известные антиквары....


06.07.2017

Ложный след: Истории подделок в мире искусства

Совершенствование методов экспертизы подлинности происходит параллельно с развитием способов экспертизы обойти. Результаты этой борьбы все чаще всплывают в новостных лентах, и мы собрали несколько громких историй в мире арт-«фальшака», чтобы убедиться: картина на стене музея — не обязательно то, чем она подписана....


12.06.2017

На блошиных рынках Москвы: кубинцы в поисках автомобильных запчастей

Кубинцы в поисках запчастей от советских автомобилей и тракторов 70-х стали частыми гостями московских блошиных рынков....


Жизнь в стиле винтаж

Французы желают оставаться непохожими ни на кого 

Альпы, гордость французов Монблан, Женевское озеро, Жан-Жак Руссо, Куршавель, Альбервиль, Анси, минеральная вода "Evian", саммит большой восьмерки-2003. Вот те слова-ассоциации, которые вертелись у меня в голове, когда я ехала делать доклад на российско-французский коллоквиум в старый французский курортный город Эвиан департамента Верхняя Савойя, расположенный на берегу того самого Женевского озера, которое французы называют Лак Леман.

Коллоквиум длился в общей сложности три дня. Часто шел дождь, заснеженные альпийские вершины прятались в перине туч, по озеру туда-сюда ходил белый паром. А мы, участники коллоквиума, почти все время проводили в небольшом зале заседаний дворца конгрессов за бурными дискуссиями. Но, даже будучи в рабочей поездке, человеку удается немножко почувствовать себя путешественником, исследователем новых мест, другого менталитета, хоть краешком глаза созерцать, впитывать атмосферу чужого, которое вдруг на миг становится близким.

Конечно, мне хотелось побродить по другим маленьким савойским городкам, где два с лишним века назад бродил Жан-Жак Руссо, распробовать местный сыр реблошон, белое вино, заглянуть в местные замки, где жили будущие короли Италии герцоги Савойские, и написать об этом. Но у меня было лишь несколько свободных часов.


Мы ехали из Женевы сюда минут сорок на автобусе. За тонированным окном пробегали сначала маленькие деревушки, запертые между горами с белыми вершинами, альпийские луга с пасущимися на них черно-бело-коричневыми коровами, одинокие серые шато. Все это просится на холст художнику, рисующему идиллические пейзажи. Потом вдруг их сменили совсем не вписывающиеся в природную архитектуру Альп яркие коробки-заводы, ангары, гигантские супермаркеты и вывески, вывески, кричащие вывески с известными во всем мире нефранцузскими названиями.

- Похоже на западную промышленную Польшу, - пробурчала я своей соседке и, печально вздохнув, начала про себя рассуждать о последствиях глобализации. Неужели она съела самобытность и такой строгой в этом отношении страны, как Франция? К своему счастью, я убедилась, что не совсем.

После дождя выглянуло полуденное солнце. Раздался звоночек, мимо проехал велосипед, потом - молодые люди на роликах, прошли, монотонно разговаривая, две пожилые пары.

Я в маленьком эвианском ресторанчике трепетно повторяю свой доклад на французском, который должна прочитать через полтора часа напротив, во дворце конгрессов.

- Сейчас за минуту распишу транскрипцию до конца, - успокаиваю себя, делая глоток крепкого кофе, - и пойду слушать замредактора "Le Monde diplomatique" Доминика Видаля и славяниста Жоржа Нива.

Радио передает французские хиты начала 90-х годов Ванессы Паради, бармен уже довольно долго натирает полотенцем сверкающий поднос. За столиком сплетничают две темненькие девушки француженки. Только теперь, на второй день после приезда, я начинаю оглядываться, наблюдать, узнавать здесь Францию.

Франция, особенно провинциальная, живет в стиле, который можно определить французским же словечком "винтаж", что означает вино многолетней выдержки. Здесь ценится все, что состарилось: мебель, дома, машины, одежда, музыка. Не важно, где вы эту провинциальную Францию узнаете, в Нормандии, Шампани, Эльзасе или, как я, в Савойе, страсть французов к ретро вы непременно почувствуете.

Время межсезонья, в Эвиане почти нет иностранных туристов, на улицах, и то редко, встречаешь только французов. Сегодня я поднималась к отелю, остановилась, прислушалась к пению птиц, вдохнула аромат цветущего каштана и поняла, что потеряла чувство времени. Оглянулась - кругом теснятся друг к другу старые дома с тяжелыми темными ставнями, каменная стена у дороги поросла мхом, у обочины, тоже старый, белый с ржавчиной "ситроен". Ничто не может ответить мне на вопрос: когда происходит это сейчас?

- Что ж, надо вернуться на главную улицу Эвиана - рю Насиональ, - решаю я. Сворачиваю в маленький, по-сказочному разукрашенный пассаж, переход с улицы на улицу между домами. У открытого окна стоит женщина, из квартиры доносится песня 60-70-х Сильви Вартан. На рю Насиональ встречаю француженок, одетых в плащи с большими плечиками по моде конца 80-х, на улице продают открытки за 30 центов - копии с буклетов начала XX века. Мистика! В этом городе работает машина времени! В текущий год меня возвращают только расставленная в витринах книжных магазинов новая книга Дена Брауна да развивающийся на ветру синий флаг с надписью "Эвиан-2005".

Опять неожиданно полил ожидаемый дождь. Навстречу мне идет пара под поломанным серым зонтом, у которого, правда, массивная, вырезанная, быть может, из кости ручка. Красивый старый зонт. И я вспоминаю, как в Париже тоже наблюдала бегающих в дождь горожан под зонтиками с поломанными спицами. Насчитала десять таких, пока добиралась от Гранд-опера до площади Согласия. Вот он, французский винтаж. Или просто особенность менталитета: быть свободными в выборе вещей, не зацикливаться на мелочах.

Вечер. Проливной дождь. Нас пригласили на концерт русской пианистки Ирины Никоновой и француза скрипача Пьера Франка в маленький театр-казино Эвиана, что стоит почти на берегу озера. Волшебная музыка. Разглядываю уютный зал, люстру, лепнину, вспоминаются бесконечные романы Бальзака, он часто в них описывал театры. Здесь все снова старое, ветхое, милое. Складывается впечатление, что никто ничего здесь даже не пытался реставрировать. На двери в зал откручена бронзовая ручка. Французский характер на эту претензию только ответит: "Ну и что, ведь такой же не найти".

Вспоминаю еще одну особенность этой нации: французы не принимают опошленное и сейчас повсеместно навязываемое понятие "цивилизация" как технологический прогресс. Француз Мирабо, который это понятие ввел в научный оборот, имел в виду совсем другое. А именно: просто общество, основанное на началах разума и справедливости, а не стремящееся обеспечить всех самыми совершенными сотовыми телефонами, электронными собаками и санузлами в стиле хайтек. В этом мире можно восхищаться еще чем-то кроме удобных сушилок и автоматических кранов в общественных уборных. Эту фразу можно сказать тем, кто возмутится ретро-туалетом с покрашенными в темно-зеленый цвет стенами в том же эвианском театре. А собак-роботов, я думаю, во Франции никто не покупает. И если вы обратите внимание на сотовый телефон обычного француза, то, может быть, удивитесь тому, насколько он старый и простой. Ну что ж, главное - работает. И ведь разумно! С этим у потомков галлов все в порядке, говорю не из особой любви к Франции. Принципу справедливости они тоже следуют, оставаясь одной из самых социально активных наций в Европе, оберегающей свои права.

В том же ресторанчике напротив дворца конгресса на следующий день за обедом мы беседуем с очаровательным пожилым месье Гишардазем, почетным президентом ассоциации "Ерказия", что пригласила меня на коллоквиум. Речь зашла о Конституции Евросоюза. Нас уверяют, что никто так тщательно, как французы, не прочел проект Конституции. Большинство - против этого документа. Почему? Месье Гишардаз объясняет, сравнивая общеевропейскую конституцию с советской, в которой тоже были прописаны все основные права и свободы, хотя в действительности это не работало.

Но дело не только в этом. Они голосуют против, потому что не хотят терять своей индивидуальности, делиться с кем-то демократическими и социальными завоеваниями. Французы желают оставаться непохожими ни на кого и жить, как им хочется, например в стиле ретро, в стиле винтаж.


"ЕрКАзия" русско-французская ассоциация, ставшая в 1992 году правопреемницей ассоциации "Франция-СССР". Цель "Ерказии" - способствовать развитию и укреплению дружественных связей между Россией и Францией. Президентом ассоциации с 2000 года является Юссеф Наим, почетным президентом - Филипп Гишардаз, президентом комитета в Анси - Марк Дрюэн. Раз в два года в Эвиане по инициативе комитета Анси организуются коллоквиумы, на которые приглашаются российские и французские дипломаты, ученые, журналисты, чтобы обсудить актуальные проблемы внутренней и внешней политики двух стран, проблемы, связанные со СМИ и культурой. Постоянным участником этих встреч является самый известный на сегодняшний день в Европе славянист, первый переводчик Александра Солженицына Жорж Нива. На последнем коллоквиуме в Эвиане корреспондент "Челябинского рабочего" Нурия Фатыхова выступила с докладом, посвященным свободе слова в современной России.


Эвиан французский город, расположенный у Женевского озера на территории департамента Верхняя Савойя, который официально стал французским только в 1860 году. До этого Савойя принадлежала то швейцарцам, то итальянцам, а во времена Римской империи была суверенным государством. В этом департаменте находятся также столица зимней олимпиады 1992 года город Альбервиль, самое чистое озеро во Франции - Анси, лыжный курорт Куршавель и самая высокая альпийская гора Монблан (4810 метров). А Эвиан прежде всего известен своей минеральной водой и термальными источниками. Он является элитным зимним и летним курортом. В 2003 году в отеле "Рояль" здесь проходил саммит большой восьмерки. Достопримечательность Эвиана - замок Рипаль, построенный еще в XV веке и немного измененный в стиле арт-нуво в 1900 году. В XVII-XVIII веках здесь был монастырь, монахи которого вели разгульный, веселый образ жизни. И, говорят, сам Вольтер, прослышав о гулянках монахов в замке, ввел во французский язык выражение "фер рипаль", которое можно перевести как "давайте пировать!", причем пировать на полную катушку, с вином и пр. 

Нурия Фатыхова,
Эвиан - Челябинск

источник публикации
Челябинский рабочий, 29.06.05г.



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA